Skip to main content

Как продавали Линдроса. Часть вторая

Автор Адам Кимелман / НХЛ.com

История перехода Эрика Линдроса из «Квебека» в «Филадельфию» радикально повлияла на судьбу трех команд НХЛ и отпечаталась в памяти поколений как минимум четырех североамериканских городов. Спустя 20 лет NHL.com делает ретроспективу трансферной саги о канадском суперфорварде и приводит высказывания участников памятной эпопеи.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

«Папа, они продали его в "Рейнджерс"»

Рик Карран, агент Эрика Линдроса:

"У Эрика были определенные предпочтения по месту будущей работы. Он считал "Нью-Йорк Рейнджерс" одним из самых лучших вариантов для продолжения карьеры. Об этом знал и их генеральный менеджер Нил Смит. Во время драфта-1992 в Монреале он вывел меня в коридор местного "Форума" и стал спрашивать о потенциальных условиях личного контракта моего клиента. К тому моменту я еще ни с кем не вел подобных разговоров. "Флайерз"? До этого я как-то позвонил Джею Снайдеру, чтобы очень вежливо поинтересоваться насчет намерений «Филли» в отношении Линдроса. Мы просто побеседовали – без всяких деталей, сумм и прочих цифр. Это и переговорами назвать нельзя".

Нил Смит, генеральный менеджер «Нью-Йорк Рейнджерс»:

"В те дни я уже переставал понимать, что происходит. Это было настоящее сумасшествие, которое сильно меня изматывало. Ночью перед драфтом я обычно обсуждал со своими помощниками кандидатуры новичков, но в этот раз я пришел на церемонию совершенно неподготовленным - накануне все время потратил на сделку по Линдросу".

Джей Снайдер, президент «Филадельфии Флайерз»:

"В день драфта, где-то в 9 или 10 часов утра, мне позвонил Марсель Обю (владелец "Квебека") и сказал: "Ок, мы договорились". После этого он дал нам телефонный номер Линдроса. До этого мы просили "Нордикс" связать нас с Эриком, так как хотели удостовериться в его желании играть за нашу команду. В свете недавних событий стоило проверить, одобряют ли этот переход в его семье, и как он сам к этому относится. Обю настаивал на том, что нам нельзя беседовать с хоккеистом, пока мы не завершим переговоры на клубном уровне. Когда он продиктовал мне номер, стало ясно, что трансфер состоится".

Карран:

"Помню, как в субботу утром Нил вышел со мной в коридор: "С "Квебеком" мы почти все уладили. Теперь мне надо поговорить с тобой об условиях контракта Эрика", - сказал он. У меня с собой был листок с цифрами, на которые был согласен Эрик с подробным объяснением каждого пункта. Озвученная мной сумма не устроила Нила, и он предложил свой вариант. Я предупредил его, что в этом случае не могу гарантировать подписания контракта и что последствия такого развития событий могут дорого обойтись "Рейнджерс"".

Расс Фаруэлл, генеральный менеджер «Филадельфия Флайерз»:

"В тот момент мы были уверены, что все решилось в нашу пользу. Состоялся телефонный разговор с Эриком, я сел в такси и спокойно поехал на драфт".

Снайдер:

"Утром в субботу мы вместе с нашими скаутами сидели в комнате и ждали, когда нас позовут на процедуру драфта. Неожиданно в дверь постучали. Это был Марсель Обю. Он вошел и сказал: "Я продал Линдроса в "Рейнджерс"".

Фаруэлл:

"Джей перезвонил мне и сообщил, что Обю дал задний ход и продал Линдроса куда-то еще. "Меня пока не будет на драфте, придется проехаться в другое место", - он собирался подавать жалобу. Я же собрал всю нашу скаутскую команду и поставил их перед фактом: сделка не состоялась, наши раунд-пики остались при нас, а значит сейчас нам надо кого-то выбирать".

Cнайдер:

"Я был просто шокирован и не знал, как на это реагировать. Мне казалось, что я наблюдаю какое-то безумие. Я позвонил своему отцу (владельцу «Флайерз» Эду Снайдеру) и сказал: "Ты не поверишь, папа, но Обю сейчас объявил нам, что продал Линдроса в "Рейнджерс"". Да, спокойно так сообщил, как будто это нормально. Нашей первой реакцией было: «Да и черт с ним, это слишком сложная и рискованная сделка, забудем о ней». Отец, кажется, был за, но все же перезвонил мне и посоветовал на всякий случай узнать у главного консула лиги Гила Стейна, что мы имеем право предпринять в данной ситуации. Я разыскал Гила, но он послал меня к президенту НХЛ Джону Зиглеру. Зиглер ответил: "Джей, можете подавать в арбитраж". Я, естественно, так и сделал".

Карран:

"Сначала мне сообщили, что Линдроса продали в "Рейнджерс". Потом сказали, что он все-таки достался "Филадельфии". Я сидел в «Форуме» и недоумевал, как можно два раза продать одного и того же хоккеиста".

Снайдер:

"Я спустился в зал и предупредил Нила, что сейчас нельзя объявлять об их сделке с "Квебеком", так как мы подали заявление в арбитраж. С "Нордикс" мы договорились, а Линдрос дал нам свое согласие по телефону. Правда была на нашей стороне".

Смит:

"Снайдер спустился ко мне и потребовал не объявлять о трансфере. «О каком еще трансфере?», - удивился я. "У вас ведь теперь права на Линдроса", - еще сильнее удивил меня Джей. Но я тогда понятия не имел, ударили мы по рукам с "Квебеком" или нет. Затем Снайдер рассказал мне историю про Обю и телефонный звонок Эрику. "Будем спорить с вами в арбитраже", - подытожил он. Я честно ответил ему, что очень устал от всего этого и просто пытаюсь нормально отработать драфт. Про дело Линдроса я даже думать не хотел".

Снайдер:

"Смит смотрел на меня, и было видно, что он тоже сыт по горло всем происходящим. Он так измученно закатил глаза… Хотя в те дни он делал это постоянно – владельцы "Рейнджерс" не давали ему передохнуть. Поговорив с Нилом, я отправился искать Обю. Помню, как я встретил Марселя, многозначительно похлопал его по плечу (довольно сильно, чтобы он ощутил мой настрой) и произнес: «У нас был уговор. Так что не объявляйте сделку с "Рейнджерс", мы подаем в арбитраж. Спросите Зиглера"".

Карран:

"Я спустился вниз и разыскал генеральных менеджеров "Филли" и "Джерс". Я просто хотел понять ситуацию, но стало ясно, что никому ничего не ясно".

Смит:

"Я тогда с трудом осознавал происходящее. Вся эта путаница в итоге привела к арбитражу. Насколько я знаю, "Филадельфия" долго договаривалась с "Квебеком", и в какой-то момент "летчиков" заверили, что когда сделка будет согласована, "Нордикс" предоставят им номер Линдроса для обсуждения деталей личного контракта. Вроде бы так они и сделали. Через некоторое время состоялась моя встреча с генеральным менеджером "Квебека" Пьером Пейджем, который подтвердил мне, что их устраивают игроки, которых мы готовы отдать за Эрика. Оставалось решить вопрос с финансовой компенсацией, и я переадресовал его нашему владельцу Стэнли Джаффе. Неизвестно, когда закончились переговоры Стэнли и Обю, но суть в том, что я прибыл на драфт в полнейшем неведении. Я не знал, приняли канадцы наше предложение или нет".

Джим Грегори, вице-президент НХЛ по хоккейным операциям:

"Зиглер и Стейн вызвали меня и задали пару вопросов. Ничего особенного, они просто консультировались. Я рассказал им о Ларри Бертуцци, который уже как-то сотрудничал с НХЛ. Он был превосходным юристом и разбирался в хоккее".

Снайдер:

"Мы встретились с Гилом Стейном, и он порекомендовал нам согласиться на Бертуцци в качестве арбитра. Возражений не было".

Ларри Бертуцци, арбитражный судья:

"Я был на даче, когда в субботу утром мне позвонил Джим Грегори. Он говорил от имени мистера Зиглера. Я поначалу не понимал о чем речь (у меня в коттедже не было телевизора), но когда меня ввели в курс дела, оно показалось весьма любопытным. При этом я немного испугался, потому что раньше не занимался подобными вещами. Тем не менее, я чувствовал, что имею достаточно опыта и знаний в этой области".

Расширить