Skip to main content

Фетисов о прошлом и современном хоккее

Автор Дэн Розен / НХЛ.com

NHL.com представляет очередной выпуск рубрики "Пять вопросов для…", в которой мы говорим с известными людьми о хоккее, их карьере, обсуждаем последние новости. В этом выпуске на вопросы отвечает двукратный чемпион Олимпийских игр и обладатель двух Кубков Стэнли Вячеслав Фетисов.

Жизнь и карьера Вячеслава Фетисова не была легкой. Ему пришлось столкнуться с многочисленными препятствиями уже будучи звездой, пытаясь уехать из Советского Союза, борясь с тренером-тираном, руководством страны, ее традициями, идеалами.

На прошлой неделе Фетисов посетил штаб-квартиру НХЛ в Нью-Йорке и ответил на вопросы о том, что он чувствовал, проиграв сборной США в 1980 году в Лейк-Плэсиде, и как можно сравнить советский стиль хоккея с сегодняшним хоккеем в НХЛ.

Представляем вашему вниманию вопросоы Вячеславу Фетисову:

Что дал ваш переезд в НХЛ хоккею в глобальном смысле?

Когда я уехал из Советского Союза, я боролся против системы. Я мог бы элементарно убежать, но считал, что я делаю это для людей моей страны. Я не сделал этого ради них.

В итоге я победил систему. Я открыл двери не только для хоккеистов, не только для НХЛ, которая смогла расшириться до 30 команд и повысить качество игры, но это помогло разрушить "железный занавес" в мире. Любой человек мог подписать контракт с ведома правительства. Это уже была не страна зла, не система зла. Но я отдал для этого много сил и бился до конца, даже когда меня пытались однажды избить в Киеве.

Вы довольны, что это удалось рассказать всему миру?

Еще в 97 году я написал книгу, в которой рассказал об этом многое.

Ее три раза издавали в России. Это уже не новость. Уже снято три документальных фильма. Есть еще одна книга, было много интервью. Так что для россиян это не новость. Но для Запада это открытие, особенно сейчас, когда сложилась ужасная политическая ситуация. Может быть, эта история поможет миру настроиться позитивно.

Вы хотели бы, чтобы она стала открытием для Запада?

Да. И не только для хоккеистов. Для всех. Игроков, тренеров, министров, сенаторов. Всю жизнь я был миротворцем. Будет полезно показать россиян по-другому, не так, как пропаганда изображает россиян. Я горжусь тем, что я русский. Мне нечего скрывать.

Все это происходит в дни 35-летия "Чуда на льду". Я прочитал вашу цитату, где вы говорите, что поражение в 1980 году от американцев помогло вам стать тем игроком и человеком, которым вы являетесь сейчас. Как?

Да, да, да, Я многому научился. Прежде всего никогда нельзя недооценивать соперника. Во-вторых, если вы верите в себя и свою команду, вы можете добиться всего. Это хороший урок. У меня есть одна из самых известных серебряных медалей в спортивной истории. Она доказывает, что если вы патриот, если вы ставите перед собой большие задачи, правильно выстраиваете свои приоритеты, то вы можете обыграть кого угодно. Это замечательный пример. Я получил урок, хороший урок. Я полагаюсь на себя. Никогда нельзя думать, что кто-то сделает для тебя то, что тебе нужно. Я был одним из самых молодых в команде, но звездные ветераны не дали мне золота. Мне надо было заработать его самому в следующие два раза.

Игорь Ларионов недавно написал на сайте ThePlayersTribune.com статью, в которой сравнил хоккей в вашем исполнении, когда вы играли вместе, с современным хоккеем. Он написал, что вы импровизировали, творили, и даже играя с закрытыми глазами и все равно найти друг друга на льду. Он также считает, что сейчас игра стала проще, чаще стали играть по принципу "бей-беги". Что вы думаете на эту тему? Игра стала проще? И если так, то что эта простота дает хоккею?

Игорь - специалист. Он следит за хоккеем. Я слежу за ним не так внимательно. Но я горд.

Игорь помог уговорить профсоюз игроков НХЛ согласиться участвовать в Олимпиаде. Я считаю, что на трех или четырех Олимпиадах качество хоккея и качество команд было очень высоким. На Олимпиадах, где цена ошибки очень высока, игроки могут упростить игру, но даже качество этой простоты очень высокое. Что касается креативности, то, наверно, сложно это повторить.

Мы так играли. Я сейчас смотрю те матчи и думаю: "Боже мой!" Вы должны быть воспитаны в одной школе хоккея, Вы должны мыслить одинаково, чтобы играть так. Мы могли играть второй-третьей волной, что ставило соперника в тупик. Нам это доставляло удовольствие.

Нам это очень нравилось. Мы могли играть агрессивно, если было нужно, мы могли принять кого угодно на бедро, но мы больше внимания уделяли самой игре. Нас так учили. Когда я был молодым, мы не могли драться в международных матчах, в любых играх. Я был ребенком и играл в защите с 10 лет.

Я спросил тренера: "Что мне делать, если мне надо наказать соперника за плохое поведение?" Он сказал:

"Ты должен хорошо кататься". Когда ты хорошо катаешься, ты можешь поймать кого угодно. Ты можешь встретить соперника на открытом льду – это больнее, чем драка. Поэтому после каждой тренировки я еще минут 30-40 катался спиной вперед, чтобы быть уверенным, что я могу наказать кого угодно.

Ты можешь бросать, если ты хорошо катаешься. Ты можешь играть в пас, если ты хорошо катаешься. Ты можешь оставить в дураках любую команду, если ты хорошо катаешься.

Расширить