Skip to main content

Экстравагантность Брызгалова продолжает традиции вратарей

Автор Кен ������������ / НХЛ.com
Илья Брызгалов, вратарь на полставки и несущий бред философ с полной занятостью, стал сумасшедшей звездой программы «24/7» на телеканале HBO. Конечно, под словом «сумасшедший» я имею в виду то, что Илья, видимо, сбежал из сумасшедшего дома.

Кажется, что его товарищ по команде «Флайерз» Даниэль Бриер недавно подтвердил мой диагноз, называя беззаботного российского хоккеиста «немного сумасшедшим», быстро добавив: «И это хорошо».

И это действительно неплохо для вратаря с начальным контрактом в 51 млн. долл. США, который стал автором самых выдающихся цитат в этом сезоне. Это на самом деле оказалось благотворным для его команды, которая слышит признания Ильи в том, что он иногда ненавидит работу голкипера. Он сам недавно признался во втором эпизоде программы: «Слушай, я больше не хочу быть вратарем», — после чего объяснил, что он скорее станет работать офисным секретарем и принимать телефонные звонки.

Что же, я согласен с Бриером. Сумасшествие — хорошее качество для вратаря (однако об этом не следует упоминать в реалити-шоу на кабельном телевидении).

Причина заключается в том, что почти все вратари НХЛ, которые достигли вершины мастерства, в определенный момент начинают вести себя так, словно их маска служит устройством подачи воздуха, в которое заправили наркотический газ.

Мы все слышали старые рассказы о том, что Гленн Холл ругался перед каждой игрой, что Тони Эспозито никому никогда не позволял прикасаться к своему снаряжению (даже соответствующим специалистам), что Жак Плант скорее будет вязать носки и шарфы один в своем номере в гостинице, чем общаться с товарищами по команде.

А Доминик Гашек, который вместе с Патриком Руа по праву считается одним из величайших вратарей в современном хоккее, требовал, чтобы в его шкафу в раздевалке всегда — как дома, так и на выезде — был пристегнут застежкой на «липучке» комплект ножниц для ногтей, чтобы он мог постричь ногти между периодами. Все верно. Когда Гашек, обладатель шести наград «Везина Трофи» и Кубка Стэнли, не скрывался от своих товарищей по команде, играя целыми часами в старые электронные шахматы, он убедил себя в том, что ему нужно делать себе маникюр дважды за вечер. Ну, просто на удачу.

А что касается современника Доминика — Патрика Руа, то не будем забывать об известном факте, что он говорил со штангами и играл с нервным тиком, как в фильме «Пролетая над гнездом кукушки».

Современные элитные вратари продолжают эту устойчивую традицию. Запасной вратарь «Нью-Йорк Рейнджерс» Мартин Бирон наматывает целый рулон прозрачной ленты для носков вокруг каждой своей голени. Однажды я подсчитал количество оборотов — 26. Хотя современные коньки обеспечивают достаточную поддержку голени, Бирон объяснил: «Без нее я чувствую себя голым. Мне кажется, что чего-то не хватает». Хорошо.

Между тем за час до каждой игры Райан Миллер медитирует один на скамейке «Сейбрз», безучастно смотря на пустой лед и отчаянно сжимая свою вратарскую клюшку.
 
Несмотря на их очевидную, скажем так, экстравагантность, общим у всех этих колоритных парней является то, что каждый из них обладает исключительными способностями в области защиты ворот.

Вам вряд ли захочется быть одиноким защитником ворот в маске, да и положение, которое связано с постоянным риском, может показаться вам странным, но это бесконечное обсуждение лучше оставить для другой статьи. Или, может быть, для симпозиума психиатров.

Но несмотря на причину, все великие защитники ворот приблизительно такие же нормальные люди, как, скажем, Илья Брызгалов. То есть, вовсе не нормальные.

Но судя по длинному списку эксцентричных вратарей, которые появились до того момента, как устройства для имитации различных звуков заполонили Брод-стрит, это не так плохо для них — пока им удается ловить шайбу.
Расширить