Skip to main content

Джейкоб Труба о драфте, кумирах, учебе

Автор Кэтрин Таппен / НХЛ.com

9-й номер драфта 2012 года защитник Джейкоб Труба оправдал ожидания. Он пропустил первый месяц чемпионата из-за травмы, но затем в 54 матчах набрал 26 очков и 41 штрафную минуту. Труба объясняет свой успех действиями своих партнеров, называет своего кумира в интервью Кэтрин Таппен.

Кэтрин Таппен: Болельщики просили меня поговорить с тобой. Ты знаешь, что ты стал весьма популярным игроком в свой первый же сезон?

Джейкоб Труба: [смеется] Нет.

KT: Может быть потому, что они видели тебя на сайте "Виннипега", где ты вел рубрику. Будут ли еще опыты в журналистике?

ДТ: Я об этом не думал. Я считал, что после хоккея буду тренером. Но надеюсь, что этого еще долго ждать, так что у меня еще будет время об этом подумать.

KT: Почему ты играешь под 8-м номером?

ДT: Это забавная история. В пятом классе я попытался попасть в команду "Little Caesar's", но не получилось. Кто-то потом ушел из команды и меня взяли на замену ему. В команде оставался только один свободный номер – 8. Он и остался со мной на всегда. Я хотел играть под этим номером и в "Виннипеге", чтобы помнить о своих корнях, о том, что надо много работать. НХЛ не должна менять тебя.

KT: Расскажи мне о дне драфта в Питтсбурге. Каково это услышать свое имя в первом раунде?

ДT: Там много было моих родственников. Семья моего отца каждое лето путешествует. В том году они поехали на драфт. У меня 6 дядей и тетушек со стороны отца и все они там собрались. Было здорово. Я волновался сильнее, чем ожидал. Сначала было нормально, а в утром в день драфта я стал нервничать. Когда начался драфт, я немного успокоился. Очень хорошо, что рядом была моя семья. Они много для меня сделали. Я очень рад, что мог разделить этот момент с ними.

KT: Вы ушли из Университета Мичигана после первого курса, чтобы уйти в профессионалы. Почему ты так решил и были сомнения?

ДT: В течение года я об этом не думал. Все мысли были о хоккее. Но я хотел остаться в университете, потому что мой первый курс получился не таким, как я хотел. Я хотел, что он запомнился. Родители позволили мне самому принять решение. Я поговорил с Редом (Беренсоном), нашим тренером, и он сказал мне, что я готов, с его точки зрения. Обычно он не склонен рано отпускать ребят, так что для меня это было очень важно. Он верил в меня. В конце концов я хотел заниматься этим. Это мое решение и я благодарен родителям, что они позволили мне самому его принять.

KT: Ты быстро произвел впечатление на своих партнеров по "Виннипегу". В первой же игре забил.

ДT: После игры я сидел рядом с Марком Шайфеле в автобусе. Он также забил гол в той игре. Подошел Дастин Бафлин и сказал: "Легкая игра, не так ли?" Мы посмеялись. Я всегда буду помнить тот матч.

KT: Шайбу взяли?

ДT: НХЛ оформила ее в рамку с фотографией и статистикой матча. Я отправил ее домой в Мичиган.

KT: Твоя команда "Michigan Wolverines" удачно играет в этом сезоне. Гордишься?

ДT: Я слежу за ней. Там у меня много друзей. Внимательно наблюдаю за ней, созваниваюсь с ребятами. Они хорошо играют.

KT: Еще один игрок, задрафтованный "Виннипегом" Эндрю Копп, по-прежнему в той команде. Расскажи о ваших отношениях?

ДT: Я играю с ним с 10 лет. Он один из моих лучших друзей. Его отец тренировал меня 6 лет. Наши семьи близки. Так получилось, что он оказался в Мичигане и его задрафтовал "Виннипег". Очень жду, когда он появится здесь в Виннипеге.

KT: Баскетбольная команда "Wolverines" также выступает замечательно. У тебя много вещей из Мичигана?

ДT: Да! Мне нравится носить одежду с символикой Мичигана в раздевалке. Они напоминают мне о том, откуда я родом. Мичиган всегда будет со мной.

KT: У тебя была очень неприятная травма в октябре, когда ты лицом ударился о борт. Тебя на носилках увезли со льда и ты пропустил почти месяц. Каково это было столкнуться с такой травмой в самом начале своей карьеры?

ДT: Я впервые получил такую серьезную травму. Было непросто не играть поначалу. Но я ничего не мог поделать – ждал, когда все заживет. Я соседствовал с Заком (Богосяном) и он мне очень помог, поддержал меня, поднимал настроение. Наши медики мне помогали, да и все делали все, чтобы я вернулся на лед. Могло быть намного хуже, я благодарен, что этого не было. Через это надо пройти. Немного странно начался сезон для меня. Травма мне даже немного помогла. Я не привык играть так много матчей. Я отыграл 20, пропустил немного, потом еще 20 и наступил олимпийский перерыв. Сейчас нам еще 20 игр надо провести. Это помогло разбить сезон, но я больше не хочу через такое проходить.

KT: Ты упомянул Богосяна. Вы соседи, много времени проводите вместе. У тебя два брата, Зак – третий?

ДT: Да, очень похоже. Мы никогда не дрались. Мы оба очень спокойные. Мы любим посмеяться. Все получается. Он мне очень помог в этом году, особенно вне площадки. Он помогает мне правильно разбираться в ситуации. Зак очень важен для меня.

KT: Кто из игроков "Виннипега" помог вам больше всего в твоей профессиональной карьере?

ДT: Марк Стюарт. Его отношение к делу, то, как он ведет себя, что он делает – все это стало для меня хорошим уроком. Он получил травму практически вместе со мной. Мы вместе восстанавливались, стали кататься вместе. Я смотрел, как много он работает, что он делает для того, чтобы стать тем, кем он является. Он лидер в раздевалке, на которого можно равняться. Он многое делает правильно и я должен брать с него пример.

KT: Кто был твоим кумиром в детстве?

ДT: Ник Лидстрем. Я был болельщиком "Детройта". Я наблюдал за ним в каждом матче. За ним интересно наблюдать.

KT: Пытался ли ты скопировать его игру?

ДT: Его непросто копировать. Не думаю, что кто-то играет, как он. Он действует порой как обычный хоккеист, но когда у него появляется возможность, он готов всегда наказать соперника.

Расширить