Skip to main content

Билет в один конец. В Америке вышла книга о Штясны, Фетисове и Могильном

Автор Дэн Розен / НХЛ.com

В сентябре этого года на полках американских книжных магазинов появилась книга «Прорыв» («Breakaway») - литературный дебют автора NHL.com Тэла Пинчевски. В ней собраны истории нескольких хоккеистов из Восточной Европы, уехавших в НХЛ во времена Холодной войны.

Для современных игроков переезд за океан – просто очередной этап карьеры. Тридцать лет назад на это решались только отчаянные храбрецы. Они бросали вызов политическому режиму своих стран, рисковали собственным будущим и благополучием своих семей. Они меняли лицо спорта и делали первые прорехи в Железном занавесе, который только начинал разрушаться. Хоккеисты исполнили свою заветную мечту: НХЛ встретила их переполненными трибунами и обилием нулей в чековых книжках. Далеко не все осознают, что это счастье стоило им больших жертв. Петер Штясны, Сергей Федоров, Игорь Ларионов, Вячеслав Фетисов, Александр Могильный – им всем в какой-то момент пришлось принимать, возможно, самое тяжелое решение в своей жизни.

Кто-то пошел официальным путем и долго боролся за свои права в открытую. Другие предпочитали не тратить время на кабинеты и бюрократию – так в хоккейный фольклор попали истории о подкупленных швейцарах и о ночных такси, которые тайно вывозили игроков в аэропорт.

"Такие истории меня очень впечатляют", - рассказал Пинчевски, работавший над своей книгой несколько лет. "Они найдут отклик не только у фанатов спорта, но и у всех, для кого понятия семья и свобода - не пустой звук. Люди уже начали забывать, как выглядел мир Холодной войны. Будет нелишним напомнить им, что за эти 20-25 лет наша жизнь кардинально изменилась".

«Прорыв» открывается рассказом Вацлава Недомански о его бегстве в Северную Америку в 1974-м году. Чехословацкий форвард отыграл 9 лет в WHA и НХЛ, после чего завершил карьеру. Домой он смог вернуться только после окончательного развала соцлагеря в начале 90-х.

Далее Пинчевски (которому, кстати, всего 34 года), повествует о знаменитом побеге Петера и Антона Штясны в Квебек. Их старший брат Мариан тогда остался в Братиславе: у него уже были жена и дети, и он предпочел не рисковать их безопасностью. Он еще год проживет на родине в невыносимой атмосфере и в полуофициальном статусе изгоя. Перед сезоном 1981-82 «Нордикс» наконец перевезли его в НХЛ, где он обыграл следующие 5 лет.

"Во время написания книги было много запоминающихся моментов, но разговор с Петером Штясны тронул меня особенно сильно", - признается автор. "Петер довольно эмоциональный человек. Он рассказывал мне, как нелегко им было жить в Канаде, зная, что в Чехословакии остался их брат… В этот момент у него ощутимо дрожал голос. Он до сих пор переживает из-за той ситуации".

Исследование Пинчевски было бы неполным без комментариев «принимающей стороны». Хоккейные функционеры из Северной Америки прекрасно знают об опасностях и рисках, которым подвергались тогдашние беглецы.

Нынешний президент «Даллас Старз» Джим Лайтс в конце 80-х работал на «Ред Уингз». «Крылья» тогда основательно занялись европейским рынком, и при непосредственном участии Лайтса в Детройт в течение нескольких лет переехали Федоров, Петр Клима, Вячеслав Козлов и Владимир Константинов.

Генеральный менеджер «Нэшвилла» Дэвид Пойл в те годы трудился в «Вашингтоне». В 86-м только предоставленные им гарантии безопасности смогли убедить форварда Михала Пивонку убежать из Чехословакии вместе со своей подругой.

Наконец, вечный генеральный менеджер «Нью-Джерси» Лу Ламорелло приложил немало усилий, чтобы добиться официального разрешения на трансфер Вячеслава Фетисова. Перипетии его затяжных переговоров с советскими чиновниками также описаны на страницах «Прорыва».

"Мне хотелось восстановить адекватную, максимально полную картину происходивших тогда событий", - подчеркивает Пинчевски. "Я беседовал с тренерами, скаутами и другими клубными сотрудниками, которые помогали игрокам попасть в НХЛ. Какие-то вещи я узнавал от юристов, журналистов и даже от сотрудников миграционной службы".

Больше всего эмоций в книге вызывает повествование о членах семей хоккеистов. По признанию автора, многие игроки просили его не напоминать их близким о том времени:

"Когда я только начинал собирать материалы по этой теме, я и представить себе не мог, через что прошли эти люди. Родственники хоккеистов-перебежчиков просто не могли нормально жить на своей родине, их везде окружала враждебная политическая действительность. Уехавшим игрокам было легче пережить разлуку - спорт давал им возможность переключиться..."

Расширить