Skip to main content

Общий чат: Могильному пора в Зал славы

Авторы NHL.com/ru обсуждают, кто из игроков в ближайшие годы должен войти в Зал славы

Автор NHL.com/ru @nhlrussia

Добро пожаловать в "Общий чат". Каждую пятницу по ходу сезона авторы NHL.com/ru дискутируют на самые разные темы: об игроках, тренерах, тактике - в общем, о хоккее в НХЛ. На этой неделе мы обсуждаем хоккеистов, которые в ближайшие годы могут войти в Зал хоккейной славы.

В понедельник Зал хоккейной славы в Торонто пополнился новыми членами. В хоккейное святилище попали комиссионер НХЛ Гэри Беттмэн, первый темнокожий игрок в НХЛ Вилли О'Ри, хоккеистка Джейна Хеффорд, вратарь Мартен Бродер, нападающий Мартен Сан-Луи и советский форвард Александр Якушев.

Авторы NHL.com/ru называют игроков, являющихся ближайшими кандидатами на звание великих.\

 

[Последние новости НХЛ в Твиттере @NHLrussia]

 

Сергей ДЕМИДОВ: На прошлой неделе мы обсуждали, кто из действующих игроков может там оказаться в будущем. А в этот раз давайте попытаемся представить себя членами выборного комитета и поговорить о тех, кто достоин войти в пантеон хоккейной славы в ближайшие годы. Ну, кто у нас за Игоря Ларионова?

Игорь КУПЕРМАН: Каждый раз, когда в Зал хоккейной славы принимают новых лауреатов, всегда возникает один и тот же вопрос - а почему именно их, а где тот-то и такой-то? Быть может, я выражу только свое личное мнение, но эта крамольная мысль "точит" меня уже давно. На днях я заглянул в список членов выборного комитета Зала славы и вот о чем подумал. Да, там есть три великих европейских хоккеиста - Игорь Ларионов, Яри Курри и Андерс Хедберг, а еще совсем недавно был Петер Штясны. Остальные же 15 человек - при всей их знаменитости и почитаемости - попросту практически не видели в игре тех, кто десятилетиями блистал в Европе, но не играл в НХЛ. Да, о тех же Борисе Михайлове, Александре Мальцеве или Иржи Холечеке могли составить представление лишь по их редким - хотя и ярким - противостояниям с командами НХЛ, но разве это может быть единственным критерием, принимать или не принимать?

Мне не хотелось бы снова начинать абсолютно бесполезную дискуссию на тему "Зала славы НХЛ" или все же просто Зала славы. Но хорошо помню, как много лет назад мне неожиданно позвонил Скотти Боумэн (чему я был несказанно удивлен), чтобы подискутировать на тему кто же лучше - Борис Михайлов или Сергей Макаров? А в конце разговора он сказал, что "лучше Анатолия Фирсова никого не видел". Вот именно на этом слове я и сделал бы акцент - "видел". Согласитесь, очень непросто голосовать за того, о ком лишь слышал, но... не видел.

Павел ЛЫСЕНКОВ: Игорь Ларионов всегда был гениальным диспетчером. И посмотрите, как он играет в пас после завершения карьеры. Профессор в марте 2011 года стал членом выборной комиссии, которая выдвигает кандидатов в Зал хоккейной славы. Его полномочия были до 31 марта 2014 года, но их охотно продлевают, потому что Ларионов в этой комиссии - очень авторитетный и полезный игрок.

До 2011 года из советских и российских деятелей хоккея в Зал славы входили только Анатолий Тарасов (1974), Владислав Третьяк (1989), Вячеслав Фетисов (2001), Валерий Харламов (2005) и сам Ларионов (2008). То есть выборы в музей начались с 1945 года - почти 30 лет не было никого, потом появился Тарасов. Еще через 15 лет - Третьяк… Это была большая редкость, чтобы отечественного хоккеиста приняли в Зал славы в Торонто.

Но вот пришел Ларионов, и началось: Павел Буре (2012), Сергей Федоров (2015), Сергей Макаров (2016), Александр Якушев (2018). Четверо за семь лет! Вот какие пасы на ход дает Игорь Николаевич. Правила такие, что член отборочной комиссии может раз в год выдвинуть одного кандидата. За него голосуют 18 членов комиссии. Из них - 15 канадцев: пять журналистов, четыре ветерана, шесть функционеров. И как правильно заметил Игорь Куперман, только три европейца: Ларионов, Курри, Хедберг.

Для того, чтобы кандидат прошел, он должен набрать не менее 75 процентов голосов. То есть Ларионов, отстаивая кандидата, должен склонить на свою сторону не меньше 13 членов комиссии. Я не знаю, как Профессору это удается из раза в раз. Но он делает колоссальную работу для популяризации советского и российского хоккея.

 

[Смотри также: На языке цифр: члены Зала хоккейной славы]

 

ДЕМИДОВ: Я, пожалуй, не совсем соглашусь с Игорем. Зал славы - это не только и не столько про сам хоккей, сколько про влияние на игру. А для того, чтобы оценить влияние, не обязательно видеть, как кто-то играл в хоккей. Я, например, лично ни Якушева, ни Гретцки не видел, но это не мешает мне понимать масштаб их фигур. Кроме того, давайте не забывать, что Зал славы - это далеко не только хоккеисты (и хоккеистки), но и "Создатели": тренеры, функционеры, владельцы. 

ЛЫСЕНКОВ: Как я понимаю, Ларионов хочет как в покере собрать несколько стритов. Трое из пяти игроков легендарной Зеленой Пятерки уже вошли в Зал славы, не хватает Владимира Крутова и Алексея Касатонова. Двое из виртуальной тройки Могильный - Федоров - Буре тоже там, осталось дождаться Александра Великого (old version). А еще Ларионов собирает в музее звено Михайлов - Петров - Харламов.

Борис Михайлов - интересный кандидат. Дважды олимпийский чемпион, восьмикратный чемпион мира. Лучший снайпер в истории отечественного хоккея, пока его не обогнал Сергей Мозякин. Участник Суперсерии-1972, в которой он сажал на вилы самого Фила Эспозито. Тот на скамейке штрафников хватал себя за горло, делая неприличные жесты в стиле Олега Знарка. А вот Михайлов, которому в советской сборной дали прозвище Пыря, только ухмылялся. Борис Петрович свое дело знал хорошо.

Капитан сборной СССР, а позже и прославленный тренер, с кем Россия завоевала свое первое золото чемпионата мира (1993). Вроде бы последователь Виктора Тихонова, но работал с ним только два с половиной сезона, и у них порой возникали разногласия. Интересно, что никто из игроков, включая Ларионова, не называл тренера Михайлова диктатором. Наоборот, его считают учителем и такой же легендой, как Харламова. Достоин ли Борис Михайлов того, чтобы его приняли в Зал славы в Торонто? Однозначно. Тем более в Зал славы ИИХФ его ввели еще в 2000 году.

Павел СТРИЖЕВСКИЙ: Ларионова не стоит рассматривать как пропагандиста советского и российского хоккея в выборном комитете. Это не его роль и совершенно точно не его обязанность. Если Курри начнет выдвигать в Зал славы одних финнов, а Штясны в свое время номинировал бы только словаков, их просто перестанут воспринимать всерьез. Ларионов - хоккейный космополит, и это, считаю, основная причина, по которой ему вообще предложили войти в комитет. Выборному комитету только космополиты и нужны. Фетисову, Макарову или Третьяку, при всем к ним уважении, эту роль не предложат.

Нам стоит помнить, что на каждом члене комитета лежит ответственность номинировать только тех, кто однозначно достоин включения, соответствует всем критериям (нам с вами, к слову, неизвестным). Не тех, кто "может быть достоин", не тех, кого "неплохо бы включить", а исключительно тех, которые "какого черта он до сих пор не там?!" Вот почему ни Касатонова, ни Крутова в Зале славы, увы, не будет.

Игорь КУПЕРМАН: Все правильно написал Сергей, именно о верной оценке масштаба фигур идет речь. Я тоже никогда не видел Тумбу-Юханссона, к примеру, но хорошо знаю, какое влияние он оказал на хоккей в Швеции. В этом плане он сродни Всеволоду Боброву. Но опять же, для выбора в Зал славы этот самый масштаб надо знать...

Сергей БУТОВ: На мой взгляд, в Зале славы категорически не хватает Сергея Зубова. Он был Эриком Карлссоном своего поколения, причем в данном случае это серьезный комплимент Карлссону. Зубов закончил карьеру в 2009-м с показателем в 0,72 балла за игру, и это во времена, когда защитники в НХЛ еще не проводили большую часть смены в зоне соперника. Зубов выиграл два Кубка Стэнли в разных клубах. Он олимпийский чемпион-1992. Его в 35 лет выбирали, причем абсолютно по делу, на "Матч звезд". Личная статистика блистательная: 771 очко в 1068 матчах, 117 баллов в 164 поединках плей-офф - это динамика на уровне Никласа Лидстрема. 

И при этом Зубов откровенно, просто неприлично недооценен по обе стороны океана. В Северной Америке он провел большую часть карьеры в Далласе - нетрадиционном, особенно по тем временам, хоккейном рынке, где был явный недостаток освещавших игру Зубова медиа. Да и сам он, мягко говоря, не рвался в телекамеры. Желаю удачи найти хоть какое-нибудь его интервью на английском, где он говорит о хоккее больше 15 секунд. В России он недооценен, потому что его толком не видели на льду. Он уехал слишком рано, а вернулся слишком поздно - сезон в КХЛ почти в 40 лет не в счет. За сборную он практически не играл, его не интересовали все эти чемпионаты мира. Плюс осознанная анти-медийность.

Но его хоккейное наследие лично для меня очевидно. В Зал славы уже три года подряд не выбирали защитников. Для Зубова это шанс.

Сергей ПРЯХИН: Если мы говорим о защитниках, то можно вспомнить и Сергея Гончара. На его счету 811 очков в 1301 игре, Кубок Стэнли в составе "Питтсбурга", серебро и бронза Олимпийских игр. Он пять раз участвовал в "Матчах звезд" и четырежды попадал в топ-5 при выборе обладателя "Норрис Трофи". Но нет никаких шансов, что в Зал славы примут двух россиян сразу, и если до Гончара когда-нибудь дойдет очередь, то уж наверняка после Зубова. Тем более Зубов ждет своего включения уже шестой год, а Гончар - лишь второй, и он не настолько очевидный кандидат.

Кого гарантированно можно ждать в Зале славы в 2019 году - так это только Хэйли Викенхайзер. Даже если вы не видели Викенхайзер в деле, а ее во время игровой карьеры сравнивали с Уэйном Гретцки женского хоккея, то четыре золота Олимпиад и семь званий чемпионки мира уже впечатляют. Она является гордостью нации в Канаде, и ее совершенно не случайно взяли в "Торонто Мэйпл Лифс" тренером по развитию хоккеистов.

Я также жду в Зале славы Даниэля Альфредссона - первого европейского капитана в НХЛ, который вывел команду в финал Кубка Стэнли. Да, Кубок "Оттаве" в 2007 году не покорился, но на полке трофеев у Алфи стоит "Колдер Трофи"-1996 и лежит золотая медаль Турина-2006, а его 1157 очков в 1246 матчах - весьма впечатляющий результат, лучший в истории клуба из канадской столицы. 

В Америке вот уже седьмой год ведутся дебаты о включении в Зал славы Джереми Реника (1213 очков в 1363 играх), но нынешний аналитик NBC не может похвастаться никакими индивидуальными или командными трофеями за 18 лет выступлений в "Чикаго", "Финиксе", "Филадельфии", "Лос-Анджелесе" и "Сан-Хосе", так что его шансы я бы оценил не более чем в 50 процентов. Хотя именно в ближайшие два года, пока до Зала славы не "дозреют" братья Седины, конкуренция не столь высока.

Игорь РАБИНЕР: Я однозначно за Александра Могильного. Сколько хоккеистов НХЛ после их с Теему Селянне достижения в сезоне 1992-93 - 76 шайб в регулярном чемпионате - забили больше или столько же? Да нисколько! И с каждым годом укрепляется впечатление, что до этих цифр не дотянется никто. Играй первый Александр Великий в НХЛ чуть раньше - назабивал бы несравнимо больше. Ему, выдающемуся во всех отношениях (катание, видение площадки, бросок) атакующему мастеру, не повезло в том, что его расцвет в Национальной хоккейной лиге пришелся на закат в ней открытого хоккея. 

Тем не менее Могильный, один из российских первооткрывателей НХЛ (что в любом случае усложняло ему задачу по адаптации) - один из 28 в мире членов "Тройного золотого клуба", обладатель Кубка Стэнли в составе "Нью-Джерси", человек, разменявший элитный показатель в тысячу очков в лиге (1032), сыграв даже чуть меньше матчей. Как жаль, что он, сыграв в лиге 16 сезонов, остановился на отметке в 990 игр в регулярке! 

Лишь 50 хоккеистов в истории лиги, преодолевших планку в 500 матчей, смогли набрать более очка за игру, и Могильный в этом списке занимает солидное 38-е место. Из россиян выше в нем - только выступающие поныне Евгений Малкин и Александр Овечкин, а также член Зала славы Павел Буре. Даже у еще одного его представителя Сергея Федорова, лучшего бомбардира из России в истории лиги, средний показатель набранных очков за игру чуть меньше единицы. Самое место в святом хоккейном месте в Торонто и их партнеру по молодежной советской супертройке Могильному! 

СТРИЖЕВСКИЙ: Да, по поводу Могильного уже много лет недоумевают и в Северной Америке. Его однозначно пора принимать. В его пользу свидетельствуют не только талант и результаты. Ведь он, как и только что принятый Вилли O'Ри, сломал в свое время некий чрезвычайно важный барьер. Он первым показал, что никто не обязан быть рабом репрессивного государства и распорядился своей судьбой так, как посчитал нужным, а не так, как за него решил советский спорткомитет. Твердо уверен, что даже если бы в его карьере не было ни Кубка Стэнли, ни 1000 очков, он заслуживал бы включения в Зал славы за один лишь побег. А когда есть и то, и другое, и третье…

 

[Смотри также: Выступления в Зале хоккейной славы]

 

КУПЕРМАН: Удивительно, что никто в селекционном комитете даже и не заикается о Владимире Крутове, феноменальном хоккеисте, который много раз блистал в Северной Америке во время Кубков Канады и различных Суперсерий. Но стоило ему провести единственный, не очень удачный сезон в НХЛ с последующим расторжением контракта за "неспортивную форму" и судебным разбирательством, как все его заслуги были моментально забыты.

Пишу об этом потому, что ситуация с Могильным может только на первый взгляд показаться невероятной. Посмотрите, где он закончил свою карьеру в Северной Америке? Правильно, в фарм-клубе "Нью-Джерси", в АХЛ, о существовании которой он, наверное, и не подозревал на протяжении своей карьеры. А попал он туда после личного конфликта с Лу Ламорелло, тогдашним генеральным менеджером клуба. Никто точно не знает, что, кто и кому сказал, но такие вещи, к сожалению, даром не проходят. Кстати, подобные ситуации были и у Владимира Малахова, и Артура Ирбе, но они на попадание в Зал славы не претендуют.

ДЕМИДОВ: В окончание разговора вспомню еще нескольких кандидатов, которых пока не упоминали. Во-первых, это Пьер Тарджон - самый результативный игрок из тех, кто еще не попал в Зал славы: в 1294 матчах обладатель "Леди Бинг Трофи"-1993 набрал 1324 (515+812) очка. Его единственный недостаток - отсутствие Кубка Стэнли. Однозначно среди кандитатов будет Патрик Элиаш, хотя в 2019-м будет первый год, когда его могут выбрать. Элиаш - двукратный обладатель Кубка Стэнли и обладатель всех мыслимых рекордов "Девилз". У Тео Флери статистика похожа на Могильного: 1088 (455+633) очков в 1084 матчах, Кубок Стэнли с "Калгари" в 1989 году и золото Олимпийских игр 2002 года. На счету Кита Ткачука больше всех голов из тех, кто еще не в Зале славы - 538.

Уже очень долго - с 1996 года - ждет Дуг Уилсон, занимающий 15-е место в истории НХЛ по очкам среди защитников (827). Из вратарей выделяется Кертис Джозеф, на счету которого 454 победы. На минуточку, это больше, чем у членов Зала славы Терри Савчука (445), Жака Планта (437), Тони Эспозито (423), Глена Холла (407), Гранта Фюра (403) и Доминика Гашека (389). Проблема в том, что в отличие от вышеназванных товарищей, в его активе нет ни Кубка Стэнли, ни хотя бы одной "Везины".

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.