Skip to main content

Виталий Прохоров о великой Суперсерии-1972

НХЛ.com @NHL

В сентябре 1972 года после серии матчей лучших игроков Советского Союза и сборной Канады, составленной из ведущих хоккеистов НХЛ, которая получила название Суперсерия, хоккей изменился навсегда. В самый разгар "холодной войны", когда любое противостояние рассматривалось с политической, социальной точки зрения и не только, 8 матчей этих команд стали столкновением двух разных хоккейных идеологий, которое приковало к себе внимание людей по обе стороны "железного занавеса". Когда 28 сентября все завершилось, сборная Канады победила, выиграв 4 матча, проиграв 3 и один сведя вничью, стало очевидным одно: хоккей уже никогда не будет прежним.

NHL.com/ru отмечает 43-ю годовщину этого эпохального события серией эксклюзивных материалов и рассказами о Суперсерии советских и российских хоккеистов, как бывших, так и действующих.


Виталий Прохоров, 48 лет, олимпийский чемпион 1992 года, бывший игрок “Сент-Луис Блюз”, тренер

NHL.com/RU: Виталий, вам было 5 лет, когда состоялась эта Суперсерия. Что помните о ней?

Прохоров: Помню, стоял перед телевизором и смотрел игры. Я уже знал, что такое хоккей. Не могу вспомнить, что там конкретно было. Помню, что были потасовки. Они произвели на меня впечатление. Помню, как все вокруг говорили много хорошего о наших. О серии говорили все – отец, мать. Потом уже я все эти игры посмотрел на видео.

NHL.com/RU: Вся семья смотрела Суперсерию?

Прохоров: В основном отец. У нас неважный телевизор был. Поэтому чаще всего мы ходили к соседям, у которых был цветной телевизор.

NHL.com/RU: Вы уже занимались хоккеем в то время?

Прохоров: Еще нет. Мне было всего 5 лет. Заниматься хоккеем я начал только в 8 лет.

NHL.com/RU: Серия как-то повлияла на ваше решение заниматься хоккеем?

Прохоров: На 100%. Я уже увлекался хоккеем. Весь вопрос заключался в том, когда меня запишут в секцию. На тот момент я уже знал, что хоккей будет в моей жизни.

NHL.com/RU: Скажите, как вы сейчас оцениваете значение Суперсерии?

Прохоров: Знаете, как это бывает – эпохи меняются. Когда-то ездили на лошадях, а потом раз - и появились машины. Потом – компьютеры. Потом – гаджеты. Есть эпохи, когда что-то меняется. Сначала были две половинки – Европа и Северная Америка. Они играли во что-то свое. Потом после этой Суперсерии все поменялось. Одни перестали бояться, вторые перестали о себе думать свысока. И все это после 72-го года. Посмотри, пошли одна за другой встречи сборных, Кубки Канады, клубные встречи. Если помнишь, играли то у нас, то там. Пошел взаимообмен опытом. Мы, конечно, брали что-то у них, а канадцы в свою очередь брали у нас, у финнов, шведов. В итоге то, что мы видим сегодня, это смесь стилей. Это же прекрасно!

NHL.com/RU: Что в России сейчас чаще вспоминают – Суперсерию или Олимпиаду в Лейк-Плэсиде?

Прохоров: Мне кажется, что больше все-таки вспоминают Суперсерию, чем Лейк-Плэсид. Лейк-Плэсид для нас закончился неудачей, а Суперсерию все-таки можно считать удачной даже несмотря на то, что мы уступили.

NHL.com/RU: А почему вы считаете серию удачной, несмотря на поражение?

Прохоров: Мы уступили в упорной борьбе по играм. Но многие помнят, что мы выиграли 7:3 (в первой игре). Даже в этом фильме о Харламове "Легенда 17" это преподносится как победа. Мы понимаем, что не проиграли вчистую, как все предполагали. Говорили же, зачем вы туда едете, зачем вам это надо, будет стыд и позор. Но этого не случилось. Все было на равных. А в Лейк-Плэсиде мы проиграли студентам.

Расширить