Skip to main content

Торторелла о Твиттере, прессе и команде

Автор Дэн Розен / НХЛ.com

NHL.com's задает пять вопросов тренеру "Ванкувер Кэнакс" Джону Торторелле.

Джон Торторелла полностью погрузился в дела, связанные с тренировочными сборами "Ванкувер Кэнакс". Он знакомится с игроками, пытаясь понять, что они из себя представляют, и какую команду можно сделать из них.

У NHL.com появилась возможность пообщаться в течение 20 минут по телефону с одним из самых противоречивых специалистов лиги, узнать, какой он видит свою команду и почему он работает именно в таком ключе.

Вы говорили о своем отношении к Твиттеру на прошлой неделе. Ваши слова попали во все новости, на все сайты, об этом много говорили в НХЛ. Вы как-то сказали, что будете мягче в общении с прессой, так что это стало главной новостью. Как вы относитесь к тому, что ваши высказывания производят такой эффект?

Если честно, то я не читаю газет. Но если мои мысли по поводу Твиттера наделали столько шума, то, наверно, это был совсем пустой день. Но, очевидно, сегодня все происходит именно так, и я ничего не могу с этим поделать. Похоже, что я там популярен. Я понимаю это. Хотя до сих пор не понять, почему из этого надо делать такой шум. Это было в конце разговора. Не знаю, иногда не понимаю это, но осознаю, что сделал ряд ошибок. Но знаете что? Я все равно буду отвечать на все вопросы, как могу. Я не собираюсь говорить только о тактике хоккея или говорить штампами. Я не думал, что мои мысли по поводу Твиттера произведут такое впечатление. Но, очевидно, дела сейчас обстоят именно так.

Когда вы почувствуете - или может быть уже почувствовали – себя достаточно комфортно, чтобы понять, чем вы располагаете в "Ванкувере" и как ваша команда будет играть?

У меня нет полного понимания, что это за команда. Могу сказать одно: на меня каждый день огромное впечатление производят Седины. Это одна из самых значимых вещей для меня как для тренера в новой команде. То, как два лучших игрока команды ведут себя в раздевалке, на льду, делают свою работу, как они готовились к сезону самостоятельно, это огромный плюс для меня. Я не скрываю, я хочу, чтобы в составе были молодые ребята, они нам нужны, но было бы абсолютно неправильно, если они не будут учится у этих двух игроков. Каждый день в их исполнении очень показателен. Я слышал, что о них говорят, что они мягкие и так далее, но они показали мне класс, я видел, как они работают. Это значительно облегчает мне жизнь в плане того, как мне объяснить, к какому хоккею мы стремимся.

Вы видели запись матчей команды прошлого сезона. Что надо изменить, чтобы команда вновь поднялась туда, где она была в 2011 году – в финале кубка Стэнли?

Думаю, это вопрос психологии.

Если смотреть за Сединами на записи, то создается впечатление, что ничего не происходит и вдруг - гол. Они создают его из ничего. Я думаю, что у нас хорошая атака, но я обратил внимание еще на одну вещь – я не думаю, что против этой команды сложно играть. Я не хочу критиковать, потому что команда выступала успешно. Здесь есть хорошие игроки, я это вижу. Но чтобы выдержать 82 матча и попасть туда, куда вы хотите попасть в плей-офф, просто игры в пас и атак с хода не достаточно.

Все говорят об атаке. Все хотят видеть больше игры в нападении, красивые комбинации. Да, это здорово, если такие моменты будут время от времени появляться, но их много не будет. Именно здесь я вижу небольшую слабость команды – в плане поддержки игры в давление, контроля шайбы, упорства в игре.

Каждый раз, когда я говорил об упорстве в Нью-Йорке, речь шла об обороне. Но речь идет не только о ней. Упорство означает полноценную игру. Я считаю, что три года назад в одном матче от Кубка Стэнли остановилась другая команда. Я считаю, что надо сейчас поменять психологию, чтобы мы поняли, как какой неуступчивой командой нам надо стать. Это самая главная моя задача - не тактические выкладки, а понимание того, каким хоккеистом ты должен быть.

Говоря о психологии. Вы могли оказаться в команде, в которой сложилась непростая ситуация с вратарем, по крайней мере, первый номер мог быть в плохом настроении. Но Луонго остался и он, похоже, готов играть. Вы нечасто имеете проблемы с вратарями - по крайней мере Хенрик Лундквист не давал вам повода для этого, - но что значит для вас эта ситуация, когда в команде есть первый номер и с этой позицией нет проблем?

Я не был знаком с Луонго до этих сборов, но я видел, как он играет, когда я был в Тампе, а он был во Флориде. Я со многими говорил после обмена (Шнайдера обменяли в "Девилз") и все в один голос говорили, что он настоящий профессионал. Луонго говорил о сложностях. Он сказал, что с него достаточно, что ему некоторые вещи не нравятся, но такое случается со многими. Нельзя быть всем довольным. Я знаю, что он всегда готов играть, вне зависимости от того, что говорят люди, или как складываются обстоятельства. Я видел, как он работает. Я видел, как его партнеры к нему относятся. Он замечательный вратарь и не думаю, что у нас здесь будут проблемы. Он просто хочет играть.

Этот вопрос больше о тренерской философии. Вы хотите, чтобы ваши ребята принимали броски на себя. Вас не беспокоит то, что, когда нападающий или защитник блокирует бросок, он выключается из игры и не сможет быстро перейти к атаке? И когда у вас есть такие вратари, как Луонго и Лундквист, почему вы уделяете такое внимание блокировке бросков, а не тому, чтобы они видели момент броска?

Иногда надо сделать так, чтобы вратарь видел бросок, но решение надо принимать в долю секунды, но я думаю, что это перестраховка. Я хотел, чтобы мы шли шаг за шагом. Если кто-то бросается под шайбу, то мы видим его стремление жертвовать собой. Шайба может даже не дойти до ворот. Да будут рикошеты, будут экраны, но я считаю, что грамотный способ игры в обороне – блокировка бросков.

Есть и другая сторона. Мы стараемся создать определенную атмосферу. Я вам уже раньше сказал, что здесь в команде мы пытаемся создать совсем другой менталитет. Когда команда блокирует броски, когда Седин или кто-то другой принимает шайбу на себя, это создает чувство ответственности, против такой команды сложно играть. Эта концепция уже своей жизнью начинает здесь жить. Если Седины будут блокировать броски, как вы думаете, будут вести себя игроки на лавке? Я считаю, что хоккеистам очень важно видеть, как кто-то принимает шайбу на себя. А если это один из ведущих игроков, или игроки, которых критиковали, за то, что они не идут туда? Как отреагирует на это команда? Их авторитет вырастет и кто-то задумается над тем, что, если они ловят шайбу на себя, то и мне надо это делать.

Так что это не только надежный способ игры в обороне, но и способ создать определенную атмосферу в раздевалке.

Итак, должны ли мы понимать, что Седины будут ловить шайбы?

Они будут играть в меньшинстве и надеюсь будут ложиться под шайбу, потому что я знаю, что они хотят большего участия в игре. Они мне сами об этом говорили этим летом. Я всей команде сказал, что я от каждого буду требовать большей отдачи и, кажется, все это поняли. Для них это значит, что у них будет больше возможностей, и не только в атаке, но и при игре без шайбы, в меньшинстве. А они очень опасны в меньшинстве. Так что если они будут играть в меньшинстве, то они будут принимать шайбы на себя. Я думаю, что им будет легче, они будут гордиться собой, они станут более разносторонними игроками. Так они думают.

Другой вопрос, что будет, если они получат травму. Такое может произойти. Надо правильно играть. Травмы можно получить по-разному. Нам надо правильно играть в хоккей и именно этим мы собираемся заняться.

Расширить