Skip to main content

Суперсерия-1972. Восьмой матч. Как это было

НХЛ.com @NHL

Даже олимпийский хоккейный финал 2010-го года не был для Канады настолько важным событием, как восьмая игра Суперсерии-1972 в Москве. Пятнадцать тысяч зрителей в Лужниках были настоящими счастливчиками: им выпала честь вживую увидеть кульминацию величайшего противостояния в истории хоккея. Болельщики по ту сторону океана довольствовались телетрансляцией. Игра начиналась около полудня по местному времени, и все работающее и учащееся канадское население в этот момент отложило все свои дела. В школах отменяли уроки, в коридорах офисов устанавливали телевизоры, спортивные бары были переполнены.

Сборная Канады была безоговорочным фаворитом. После впечатляющих побед в 6-м и 7-м поединке НХЛовцы имели очевидное психологическое преимущество над соперником. Но три раза подряд победить «Красную машину» на ее площадке… Разве такое возможно?

Перед матчем представители соперников долго спорили по поводу кандидатур арбитров: канадцы в ультимативной форме отказывались выходить на лед, если их будут судить судьи из ФРГ, обеспечившие им тяжелую жизнь в 6-й игре. В итоге компромисс был все-таки найден, но проблемы это не решило: подопечные Гарри Синдена остались втроем против пятерых соперников уже через 3 минуты после стартового вбрасывания. Билл Уайт и Пит Маховлич под сомнительными предлогами отправляются на скамейку штрафников и оттуда наблюдают, как Александр Якушев сразу же использует численное преимущество – 1:0.

Прошло несколько секунд, и не очевидный фол Жан-Поля Паризе становится поводом для очередного свистка судьи. Звезда «Миннесоты Норт Старз» приходит в бешенство и ломает клюшку о лед – еще 10 минут дисциплинарного наказания. Паризе окончательно срывается и замахивается на арбитра из Чехословакии клюшкой. В последний момент он сдержался, но за неподобающее поведение был справедливо удален до конца игры.

Обескураживающее начало мобилизовало гостей, и они быстро сравняли счет - Фил Эспозито удачно сыграл на добивании после броска Брэда Парка. Затем голами обменялись Владимир Лутченко и тот же Парк. Все эти три шайбы также были заброшены в большинстве. На перерыв команды уходили при счете 2:2.

В начале второго периода за СССР сыграла фортуна. Дальний выстрел Александра Якушева полетел гораздо выше ворот и ударился о металлическое заграждение над бортом (плексиглас в «Лужниках» не использовали). Снаряд срикошетил от решетки обратно на плошадку, стукнулся об лед перед удивленным Кеном Драйденом и опустился на крюк клюшки Владимира Шадрина. Нападающий «Спартака» хладнокровно реализовал предоставленную возможность.

Спустя 10 минут Уайт сравнял счет, замкнув на пятачке изумительный пас Рода Гилберта. Однако уже через 71 секунду Якушев лучше всех сориентировался в суматохе после вбрасывания в чужой зоне – 4:3. Ближе к концу периода русские в третий раз за матч реализовали большинство – отличился Владимир Васильев. Это была серьезнейшая заявка на победу.

Но даже серьезное отставание в две шайбы не выбило гостей из колеи. Дружина Гарри Синдена уже научилась побеждать в Москве, а опыт и класс ее игроков позволял им не поддаваться панике.

"Не думаю, что в голове у нас было что-то кроме отчаянного желания преодолеть все трудности", - вспоминает Боб Кларк. "Мы могли не выиграть, но обязаны были оставить на льду все свои силы".

Советские хоккеисты вышли на третий период с намерением окончательно нокаутировать соперника, однако вместо этого получили гол в свои ворота – Эспозито выиграл борьбу на пятачке и точно пустил шайбу под Третьяком. После этого хозяева прижались к своим воротам, предпочтя синицу в руках в виде минимального преимущества в счете. Всеволод Бобров не сумел вовремя напомнить своим подопечным о пятой игре серии, где канадцы тоже решили довольствоваться малым и в итоге поплатились за это.

На 50-й минуте стороны поменялись воротами, как того требовали тогдашние правила международного хоккея. НХЛовцы обрушили всю свою атакующую мощь на правые (по телекартинке) ворота. На временной отметке 52:56 они добились своего.

Эспозито верхом выстрелил с точки между кругами вбрасывания – Третьяк справился. Форвард «Бостона» живо подкатился к воротам, выиграл борьбу за шайбу и, уже находясь за лицевой линией, ткнул ее на пятачок. Там был Иван Курнуайе и три защитника в красной форме. Кратковременная суматоха закончилась голом – 5:5.

Однако красный свет за воротами почему-то не зажегся.

"Мы подумали, что они собираются не засчитать эту шайбу", - заявил Гилберт. "Мы были в центре площадки и не увидели сигнала. Тогда и начался весь этот ад. Алан Иглсон (глава профсоюза хоккеистов НХЛ и один из организаторов Суперсерии) спустился с трибуны, чтобы выяснить отношения с судьей. Его схватила милиция, и мы побежали его отбивать. Это была настоящая война – клюшки против автоматов. Нам все-таки удалось его вызволить, и мы отправили его на нашу скамейку. Ни один сценарист не придумал бы такого сюжета".

Равный счет был выгоден СССР, так как в этом случае они одерживали победу в серии по разнице забитых и пропущенных шайб. Но на последней минуте случилось то, что позже войдет в историю Канады на уровне народной памяти поколений - великий гол Пола Хендерсона.

Шла последняя минута. Иван Курнуайе прострелил шайбу вдоль ворот, однако Хендерсон в последний момент был сбит советскими защитниками и вместо того, чтобы замкнуть передачу, улетел в борт. К счастью для гостей, оборона команды СССР проявила чудеса безалаберности и буквально отдала шайбу Эспозито, находившемуся около круга вбрасывания. Тот незамедлительно бросил по воротам – Третьяк без труда отразил несильный бросок. И тут во вратарскую площадку прибежал Хендерсон и со второй попытки сделал свое дело – 5:6!

"Наша тройка должна была выйти на лед, а линия Эспозито (он играл с Питом Маховличем и Курнуайе) покинуть его", - рассказывает Хендерсон. "Времени оставалось мало, но Гарри Синден хотел провести еще одну смену. Это было довольно рискованно, но я чувствовал, что должен находиться на площадке. Поэтому я закричал Питу проезжавшему мимо скамейки, чтобы он заменялся. Никогда так прежде не делал. Слава богу, он подумал, что это тренер орет на него. Я выскочил на лед и через 10 секунд забил тот гол".

В следующую секунду на лед выскочила вся сборная Канады. Как оказалось, их радость не была преждевременной. Советская команда просто не успела организовать решающий штурм, и финальная сирена зафиксировала триумф заокеанских «профессионалов». Три тысячи человек на трибунах не знали куда себя деть от счастья и со слезами на глазах пели «О, Canada». Эта была победа духа, что позже признал и великий тренер Анатолий Тарасов:

"Помните, как он сказал?", - спрашивает Хендерсон. ""Мы можем также хорошо бросать и соревноваться с ними в технике обращения с шайбой. Но у них есть еще один козырь – дух, воля к победе". Тарасов прав. И я уверен, что в 72-м мы победили именно по этой причине".

СУПЕРСЕРИЯ-1972

Игра 8

СССР - КАНАДА –– 5:6 (2:2, 3:1, 0:3)

1:0 – Якушев (Ляпкин, Мальцев) - 03:34 Больш.

1:1 – Ф. Эспозито (Парк) - 06:45 Больш.

2:1 – Лутченко (Харламов) - 13:10 Больш.

2:2 – Парк (Рателль, Халл) - 16:59

3:2 – Шадрин – 20:21

3:3 – Уайт (Гилберт, Рателль) – 30:32 Больш.

4:3 – Якушев – 31:43

5:3 – Васильев – 36:44 Больш.

5:4 – Ф. Эспозито (П. Маховлич) – 42:27

5:5 – Курнуайе (Ф. Эспозито, Парк) – 52:56

5:6 – Хендерсон (Ф. Эспозито) – 59:26

Броски по воротам: СССР 12+10+5 = 27, Канада – 14+8+14 = 36

Вратари: СССР – Третьяк (36 отраженных бросков, 30 сэйвов), Канада, Драйден – (27-22)

Москва, 28.09.1972

СЧЕТ В СЕРИИ: СССР – Канада 3:4 (одна из встреч завершилась вничью)

Расширить