Skip to main content

Роберт Эш: Помню тренера вратарей из России. Кажется, он меня боялся

НХЛ.com @NHL

ФИЛАДЕЛЬФИЯ - «Филадельфия Флайерз» не может выиграть Кубок Стэнли с 1975-го года. Бывает, что оранжево-черные подходят вплотную к заветной цели, но этим лишь подтверждают репутацию команды, которой всегда чего-то не хватает. За последние 37 лет «летчики» достигали финала плей-офф 6 раз.

Иногда «Филли» не доставало всего лишь одной или двух побед для оформления чемпионского титула. Тем не менее, некоторые болельщики считают, что лучший шанс на завоевание трофея «Флайерз» упустили в 2004-м году, когда проиграли в финале конференции «Тампе Бэй».

По именам тогдашний состав «Филадельфии» был просто легендарным. Джереми Реник, Тони Амонте и Кит Примо. Джон Леклер, Марк Рекки и Сами Капанен. Михал Гандзуш, Симон Ганье и Эрик Дежарден, цементировавший защиту. Тренировал элитный отряд «летчиков» тренер-чемпион Кен Хичкок.

Основным голкипером звездного коллектива считался Джефф Хэкетт. Однако январе он признался медицинскому штабу, что его регулярно мучают головокружения, и после тщательного обследования врачи рекомендовали ему завершить карьеру. «Флайерз» отреагировали на неожиданную проблему трансфером Шона Бурка. Первое время Хичкок делал ставку именно на джокера-ветерана, однако в середине марта изменил свою точку зрения.

26-летний Роберт Эш тогда проводил образцовый сезон для запасного вратаря и ни разу не подвел команду, подменяя Хэкетта и Бурка. Перед плей-офф Хичкок принял смелое решение сделать американца первым номером «Филли». Бурк остался на подстраховке – на случай, если Эш поплывет под давлением прессы и болельщиков.

Однако Роберт показал себя феноменально уравновешенным спортсменом. Регулярку он закончил с показателями 21-11-7, 2.04 и 91.5%. В Кубке Стэнли он отразил 91.8% бросков, пропуская в среднем за встречу по 2.04 гола. При этом он отказывался общаться с прессой до окончания плей-офф, за что был награжден не самым оригинальным прозвищем «Молчаливый Боб».

Измученные травмами «летчики» (форвард Капанен даже был вынужден переквалифицироваться в защитника) до последнего боролись с «Тампой» за выход в финал. В 7-м матче «молнии» все-таки дожали соперников, и лучший сезон в карьере Эша подошел к концу.

Потом случился локаут, который отрицательно сказался на физической форме вратаря. В следующем сезоне его часто критиковали, параллельно выдавая все больше авансов перспективному чемпиону АХЛ Антеро Нииттимяки. В плей-офф-2006 Эш выглядел не слишком уверенно, и «Флайерз» закономерно уступили в первом раунде «Сейбрз». Следующий год «Филадельфия» провалила, и Роберт покинул команду.

В октябре голкипер впервые за 5 лет вернулся в Филадельфию, чтобы тренироваться здесь вместе с другими игроками НХЛ. Официальный сайт «Флайерз» попросил Эша рассказать о том, как развивалась его карьера по ту сторону океана:

- Так что с тобой было после «Флайерз»?

- В 2007-м я покинул клуб, но не нашел достойных вариантов в НХЛ – в основном все предлагали двусторонние контракты, а мне хотелось играть много и на хорошем уровне. Россия в этом смысле была очень прекрасной альтернативой. Первый год в этой стране получился очень интересным Я выступал за «Ак Барс», который базируется в Казани, не так уж далеко от Сибири. У нас подобралась отличная команда, и мы дошли до полуфинала плей-офф.

Перед следующим сезоном я перешел в СКА, который тогда возглавил Барри Смит. Можно сказать, в Санкт-Петербурге сформировался североамериканский коллектив, тем более, что многие из наших российских партнеров играли в НХЛ и говорили по-английски. Сам город тоже другой - более открытый, интернациональный. Там мы смогли пристроить наших детей в школу. Я провел в СКА 2 года, и оба можно назвать удачными [В чемпионате 2008-09 на счету Эша 9 шатаутов и коэффициент надежности 1.87. Годом позже его показатели несколько снизились – 6 игр на ноль и 2.07 гола, пропускаемых в среднем за встречу].

Затем я уехал в Белоруссию, причем без семьи – родных отправил домой. В Минске все было по-другому, в местном «Динамо» я отыграл только один сезон [24 матча, коэффициент полезности 3.30]. Ну а в прошлом году я выступал в Швейцарии за местный «Лангнау» [40 матчей, 3.05]. Пожалуй, это было мое лучшее время за границей с точки зрения комфорта моей семьи. Но хоккей там был уже другой. В итоге я пересек полмира, пожил в нескольких городах и заодно поднял на ноги свои ресторан и ферму.

- Что за ресторан с фермой?

- Меня всегда тянуло к сельскому хозяйству. Несколько лет назад я разработал бизнес-план и пошел учиться предпринимательству в этой сфере. Взял несколько уроков, заинтересовался и реально стал заниматься, читать что-то. К тому же, когда я переехал в Россию, у меня появилось больше свободного времени. Дело развивалось, и сейчас мы уже поставляем говядину, цыплят, яйца и многое другое. Осенью и весной больше половины продуктов нашего ресторана [заведение Эша в городе Утика (штат Нью-Йорк) называется «Esche’s Aqua Vino»] привозится с этой фермы. Мы хотим, чтобы так было круглый год, поэтому сейчас собираемся опробовать в нашем хозяйстве технологию аквапоники (совместное разведение растений и рыб).

Фермерский и ресторанный бизнесы вообще-то считаются довольно рискованными, но когда у тебя есть и то, и другое, развиваться гораздо удобнее. Хотя есть и свои загвоздки. Например, поварам приходится непросто, потому что наши продукты сильно отличаются от тех, которые мы покупаем у дистрибьютеров. Трудно даже просто контролировать размер порций - привезенное мясо режут на глаз, так что, бывает, кому-то достается стейк побольше.

- Ясно, а что насчет хоккея? Тебе 34 года, и ты провел 5 лет вне НХЛ…

- Я бы хотел продолжать играть как можно дольше. На этот раз очень хочу остаться в Северной Америке. Все-таки последние годы были не самыми легкими для меня и для моих родных. С другой стороны, я поработал над некоторыми недостатками своей техники и научился хорошо читать игру – в России без этого нельзя. Но теперь я намерен выступать по эту сторону океана. Возможно, я подпишу пробный или двусторонний контракт с каким-нибудь клубом.

- Ты уже вел с кем-нибудь переговоры?

- С недавнего времени моим агентом работает Джон Леклер, который трудится в конторе Льюиса Гросса. Мне его посоветовал тренер «Филадельфии» по физподготовке Джим Маккроссин. Пару месяцев назад мной интересовалась одна команда, но ничего не получилось. Я очень расстроился, ведь раньше мне удавалось улаживать такие вещи самому. Потом позвонил Джим и рассказал, что Джонни может мне помочь. Тогда я и решился доверить свои контрактные дела разбирающемуся человеку.

Генеральный менеджер «Флайерз» Пол Холмгрен позволил мне кататься вместе с парнями на одном из клубной базе. К сожалению, в Утике есть проблемы со свободным льдом. Кроме того, здесь я могу работать с тренером вратарей Джеффом Ризом. Недавно мы с ним позанимались, и я поймал себя на мысли, что для меня это была первая профильная тренировка за 5 лет. В Швейцарии не принято отдельно готовить голкиперов, а в России… Там был один парень, но он почему-то меня игнорировал. Он что-то показывал и объяснял всем остальным вратарям, а вот мне – никогда Может, я его чем-то напугал?

- Кстати, твой переезд в Швейцарию не выглядел очевидным решением, ведь в КХЛ у тебя была репутация очень сильного голкипера. На твой выбор повлияла трагедия в Ярославле?

- Это ужасная история. Я дружил с Карелом Рахунеком и Павлом Демитрой, знал Брэда Маккриммона (он работал в «Финиксе», когда я уже числился проспектом «Койотис»). Многие мои друзья в КХЛ сразу после катастрофы хотели уехать домой. Кто-то думал пересесть на автобусы, но это нереально. Местные самолеты очень старые, их используют еще с советских времен. Может, после того случая что-то и поменялось, не знаю. Я и раньше не особенно любил находиться в воздухе, так что полеты в России мне точно были не в радость.

Самое пугающее - это то, что я и сам мог оказаться на том самолете. Весной 2011-го я неплохо отыграл серию плей-офф против "Локомотива", и летом они вели переговоры со мной и шведом Ливом. В итоге они выбрали Стефана. Знаете, это очень странно… В юности одним из моих кумиров был Уэйлон Дженнингс [известный кантри-певец]. В феврале 1959-го, во время большого звездного тура по Америке, он уступил свое место в чартере другому знаменитому музыканту – Джайлсу Ричардсону. Лайнер разбился через несколько минут после взлета.

Помню, что я очень расстроился из-за того, что тем летом «Локомотив» выбрал не меня. Потом произошло то, что произошло. Можно не верить в судьбу и предопределение, но… Иногда такие вещи случаются, и их невозможно объяснить. Кошмарное чувство.

- Как хоккеисту тебе и так есть что вспомнить, плюс сейчас ты уже состоявшийся бизнесмен. Почему ты так хочешь продолжить карьеру и вернуться в НХЛ?

- Да, я неглупый парень, владею рестораном и фермой, но это во многом проходит мимо меня. Я же не принимаю, роды у коровы. Всем этим бизнесом я по большей части занимаюсь заочно. Хоккей - это совсем другое, он дает мне ощущение драйва. За 5 лет в Европе я успел соскучиться по НХЛ. Там хорошо платили, и это примиряло меня с тем фактом, что мне пришлось покинуть такую лигу. Тем не менее, я хотел вернуться. Я мог до поздней ночи обсуждать это с другими бывшими НХЛовцами. Дарюс Каспарайтис, Петр Чаянек, Сергей Брылин – все мы мечтали о том. чтобы вновь заиграть здесь.

Предложения вернуться периодически поступали, но финансовый фактор останавливал меня. Но теперь мои дети подросли, а я хочу вновь выступать в Америке. Я люблю хоккей, и мне кажется, что здесь в этом спорте больше драйва и страсти, чем в Европе.

Расширить