Skip to main content

Питер Дебур: Юридическое образование помогает мне убеждать игроков

НХЛ.com @NHL

Питер Дебур выглядит скромным и спокойным человеком, и в данном случае это свидетельствует о непоколебимой уверенности в своих силах.

Перед нами харизматичный тренер, который не отступил от своих профессиональных убеждений даже после трех неудачных сезонов во «Флориде». В прошлом году Дебур принял бразды правления «Нью-Джерси», и превратил угрюмую и тяжеловесную команду в настоящих «дьяволов» с мощным нападением, яростным форчекингом и отлаженной игровой дисциплиной.

44-летний канадец не спасовал перед Джоном Тортореллой в полуфинале Кубка Стэнли и не терял веры в успех своих подопечных, даже проигрывая в финальной серии со счетом 0:3. В тот момент его невозмутимость принимали за попытку сделать хорошую мину при плохой игре, однако в следующих двух встречах победу праздновали именно «Девилз». Дебур определенно не из тех, кто легко бросает слова на ветер.

Мы поговорили с наставником «Нью-Джерси» о плей-офф, агрессивном форчекинге и даже о востребованности юридического образования в тренерской профессии:

1. До весны этого года вам ни разу не доводилось участвовать в плей-офф Кубка Стэнли – ни как игроку, ни как тренеру. Однако это не помешало вам дойти до последней стадии турнира и навязать борьбу будущему чемпиону. В тот момент вам это казалось нормальным? Как вы воспринимали свой успех?

"Знаете, я чувствовал себя очень подготовленным к данной ситуации. Мой путь в НХЛ был долгим и непростым, и за это время я накопил многолетний кубковый опыт в молодежном хоккее. Мне уже доводилось добираться до решающих серий, поэтому я спокойно относился к происходящему. Да, здесь немного другой масштаб - на пресс-конференциях больше народу, давление гораздо сильнее. Но за 15 лет в OHL я многому научился и привык справляться со всеми специфическими для плей-офф трудностями".

2. При вас «Нью-Джерси» начал сверхагрессивно действовать в чужой зоне, жесткий форчекинг стал визитной карточкой «Девилз». Насколько сложно было привить такую манеру команде, которая раньше была известна как одна из самых закрытых в лиге?

"На первый взгляд это кажется очень трудным. Я пришел сюда на место Жака Лемера, который годом ранее едва не вытащил команду в плей-офф, применяя совсем другую систему. Да что там, почти вся предыдущая история "Нью-Джерси" - это строгий и осторожный хоккей. Однако наш генеральный менеджер Лу Ламорелло сказал мне, что ему все равно, как я собираюсь добиваться результата. Он доверял мне, и это было сильнейшим подспорьем для моей работы. Я обещал ему, что пусть даже мы станем более агрессивными и открытыми в некоторых аспектах игры, фирменная надежность защиты "Девилз" никуда не денется. Предельная жесткость в своей зоне, блокировка бросков – все это должно было остаться при нас".

"Прошлым летом я много беседовал с ребятами о грядущих изменениях в командной тактике. Мне показалось, что парни поддерживают меня. Им и самим хотелось быть чуть более напористым коллективом и шире использовать свой атакующий потенциал. Мы чувствовали, что станем сильнее, если наша игра станет более сбалансированной. В предыдущем сезоне «Нью-Джерси» был на последнем месте по заброшенным шайбам, и это надо было исправлять".

3. В 2011-м году вы покинули «Флориду» после трех сезонов без плей-офф. В тот момент у вас не было опасений за свое будущее в НХЛ?

"Если честно, то нет. Хотя, возможно, и стоило проявить некоторое беспокойство. Просто я чувствовал, что проделал действительно хорошую работу, и ее обязательно оценят. Да были допущены какие-то ошибки, но все же считать эти годы провальными неправильно. Люди видели, что "Флорида" двигалась в правильном направлении и боролась за победу в каждом матче".

"Нет, не то чтобы мой телефон стал разрываться от звонков сразу после увольнения из "Пантерз" – такого, конечно, не было. Признаюсь, до того, как со мной связался Ламорелло, меня уже начинали одолевать грустные мысли. Но в целом я был уверен в том, что все наладится"..

4. На протяжении 15-ти лет вы работали в хоккейной лиге Онтарио. Очевидно, что за это время можно привыкнуть к OHL и освоиться там в статусе уважаемого специалиста. Вас это устраивало, или вы не переставали думать об НХЛ?

"Я всегда стремился попробовать свои силы на самом высоком уровне. При этом я получал удовольствие и от тренерской деятельности в молодежной лиге. Часто люди пытаются как можно скорее перепрыгнуть на следующую ступень, но у меня немного другая история - мне нравилась моя тогдашняя роль. Нравился уровень хоккея в OHL, нравилось, что я могу давать путевку в жизнь многим молодым людям. Это ведь решающий возраст – кто-то отправляется в НХЛ, а кто-то становится врачом или полицейским. Но даже эти вещи не удержали меня, когда я получил новый вызов. Я всегда хотел работать в лучшей лиге мира".

5. Последний вопрос будет не о хоккее. У вас есть диплом юриста Университета Уиндзора. Почему именно такая специальность?

"Просто это область всегда интересовала меня. Когда-то я даже работал в одном юридическом агентстве, сидел там в офисе своего отдела. Это был полезный опыт. Пожалуй, можно сказать, что я каждый день так или иначе применяю соответствующие знания. Конечно, я не практикующий адвокат или что-то в этом роде, но значительная часть моей работы состоит в убеждении людей. Нужно заставить игроков выполнять определенные требования, уговорить их действовать по твоему плану. Полученное образование помогает мне как специалисту, это совершенно точно. Собираюсь ли я в будущем поменять профессию? Сомневаюсь, хотя я мог бы неофициально давать кому-нибудь уроки по юриспруденции. Тоже, по сути, тренерская работа".

Расширить