Skip to main content

Павел Буре - в Зале Славы НХЛ. История успеха

Автор Дэйв Лозо / НХЛ.com

Когда Павел Буре дебютировал в НХЛ, по своему мастерству он был на голову выше всех остальных новичков лиги. И не только благодаря своему выдающемуся катанию, высокому игровому интеллекту и бомбардирским способностям. Дело в том, что к 1991-му году воспитанник ЦСКА был уже относительно опытным игроком.

Он переехал в Северную Америку трехкратным чемпионом мира (два золота на молодежном уровне и одно на взрослом), за плечами которого было три полноценных сезона в чемпионате СССР. В свой последний год в составе московских армейцев Павел записал на свой счет 35 заброшенных шайб в 44-х играх. На тот момент ему было всего 19 лет.

"На молодежных мировых форумах меня признавали лучшим форвардом соревнований. И это при том, что в составе наших соперников выступали уже вполне видные, неплохо играющие НХЛовцы", - вспоминает Буре. "Помню, как думал про себя: "Раз я могу забивать больше, чем эти ребята, то, наверно, буду неплохо смотреться в НХЛ".

Как потом оказалось, «неплохо» - это совершенно не то слово. В дебютном для себя регулярном чемпионате 1991-92 он набрал 60 в 65-ти матчах за «Ванкувер Кэнакс» и получил по итогам сезона «Колдер Трофи».

Если бы не хронические проблемы с коленями, заставившие его рано уйти из спорта, Буре бы наверняка набрал свое тысячное очко в НХЛ и стал бы в один ряд с хоккейными легендами первой величины. Впрочем, его и так считают гением. Он не смог выиграть Кубок Стэнли и не успел довести свою бомбардирскую статистику до космических величин. Тем не менее, его почетное место в истории лиги не подвергается сомнению. В понедельник россиянин и три других звездных ветерана (Джо Сакик, Адам Оутс и Матс Сундин) будут официально приняты в Зал славы НХЛ.

Буре был одним из наиболее ожидаемых лауреатов ежегодной церемонии в Торонто. Лучший бомбардир трех регулярных чемпионатов забросил 437 шайб и сделал 342 результативные передачи в 702-х матчах за «Ванкувер», «Флориду» и «Рейнджерс».

"Павел это тот игрок, который в одиночку обеспечивает солдаут на домашних играх вашей команды", - говорит знаменитый Майк Кинэн, тренировавший форварда в «Кэнакс» и «Пантерз». "Люди приходили на хоккей ради него. Я тренировал множество великих мастеров, но, например, моей жене больше всего нравился именно Буре. Она рассказывала, что встает со своего места всякий раз, когда он получает шайбу. Я отвечал: "Ну, ты не одна такая". Уверен, он легко бы дошел до отметки в 600 голов".

За 7 лет в «Ванкувере» он огорчил чужих вратарей 254 раза. В чемпионатах 1992-93 и 1993-94 он преодолел рубеж в 60 точных попаданий за первенство. Потом Павел почти два года боролся с травмами, но в дальнейшем это не помешало ему вернуться на прежний уровень. В свой последний сезон на Тихоокеанском побережье он забил соперникам «Кэнакс» 51 гол. За феноменальным нападающим устойчиво закрепилось прозвище «Русская ракета».

"В НХЛ многие умели кататься. Павла отличало то, что он очень быстро набирал сумасшедшую скорость", - вспоминает экс-капитан «Ванкувера» Тревор Линден. "Нет, в то время были и стремительные ребята, и взрывные, но Павел совмещал в себе эти качества – казалось, что он способен взлететь. Он крошил лед под собой и легко уходил от соперников. Это смотрелось невероятно мощно".

"Буре был одним из тех, кто решает судьбу матчей", - хвалит бывшего партнера экс-вратарь «Кэнакс» Кей Уитмор. "Он забивал очень важные голы".

При всем при этом у Буре складывались весьма непростые отношения с руководством канадского клуба. Бывшие генеральные менеджеры «Ванкувера» Пэт Куинн и Брайан Бурк не без труда находили общий язык с русской звездой.

Весной 1994-го пресса стала распускать слухи, что во время плей-офф Буре планирует начать забастовку, если ему не предложат новый контракт на улучшенных условиях. В итоге он отыграл за «Кэнакс» все матчи того Кубка Стэнли и подписал новый договор сразу после поражения от «Рейнджерс» в седьмой игре финала. Потом случился локаут, и агент Буре долго воевал с клубом, требуя выплаты его клиенту 100 % заработной платы за весь период простоя.

После сезона 1997-98 Буре отказался продолжать выступления за «Ванкувер», несмотря на то, что по контракту ему следовало провести в этой команде еще один год. 17-го января 1999-го года россиянина обменяли в «Флориду». Сам хоккеист однозначно оценил для многих спорный поворот его карьеры:

"Я не жалею о случившемся и считаю, что все сделал правильно. Все вопросы – к менеджменту "Кэнакс"".

Сейчас Буре предпочитает вспоминать только позитивные моменты своей карьеры в «Ванкувере». Не так давно он даже заявил, что в начале 90-х главный тренер и генменеджер Пэт Куинн был для него как второй отец.

"У меня остались прекрасные впечатления от Ванкувера", - признается ветеран. "Там я дебютировал в НХЛ и забросил свою первую шайбу в лиге. Семь сезонов, финал Кубка Стэнли, много хороших ребят в команде… С ними, как и с фанатами, у меня связаны только хорошие воспоминания. Разногласия были только с руководством".

Уитмор, игравший с Буре с 1992-го по 1995-й год отмечает, что на льду и в раздевалке россиянин забывал о своих спорах с менеджерами:

"Думаю, он разделял эти вещи", - говорит вратарь. "Буре был хорошим одноклубником, и, по-моему, его все любили. По крайней мере, я не замечал обратного. Не сказать, что Павел был таким уж компанейским парнем, но отделять себя от команды он точно не стремился".

В «Ванкувере» к Буре относились предельно трепетно. Когда он переходил во «Флориду», многие считали, что «Кэнакс» провожают лучшего хоккеиста в своей истории.

"Да, он многое сделал для этого клуба", - подтверждает Линден. "Павел был нашим самым динамичным игроком. У него получалось все, причем с какой-то невероятной легкостью. Казалось, что он показывает свой лучший хоккей и забивает всегда, когда захочет. Эти два сезона, когда Буре забросил больше 60-ти шайб – они были просто фантастическими"

Кинэн считает, что единственной причиной, по которой «Рейнджерс» удалось справиться с Буре в финале плей-офф-1994, был защитник Брайан Литч. Но даже под его пристальной опекой лидер «Ванкувера» смог набрать за 7 матчей серии 8 (3+5) очков. Надо сказать, что почти в каждом поединке Павлу приходилось играть через боль. Нью-йоркцы не жалели лидера соперников: силовой прием Джея Уэллса чуть было не отправил Буре на больничную койку уже в третьей встрече.

"Мы знали, что за ним будут охотиться", - рассказывает Кинэн. "Из-за этого нам приходилось корректировать игровую стратегию всякий раз, когда Павел появлялся на льду".

До «Рейнджерс» канадская команда справилась с «Калгари», «Далласом» и «Торонто». У них не было сверхнадежного Литча, и Буре ничего не сдерживало – 13 голов и 10 результативных передач за 3 серии, в том числе 8 (6+2) очков в 5-ти матчах против «Старз» и 7 (4+3) очков в 5-ти играх с «Мейпл Лифс».

Звездным часом Павла стал его гол в ворота «Калгари» во втором овертайме их седьмого поединка. «Ванкувер» был в шаге от того, чтобы закончить свой путь за трофеем уже в первом раунде, но российский мастер вовремя откликнулся на передачу из средней зоны, вышел один на один с Майком Верноном и переиграл его тем же финтом, который не прошел у него в том же матче чуть раньше.

"Многие забывают, что он творил на пути к тому финалу", - считает Уитмор. "Он ведь просто сметал с площадки "Даллас" и "Торонто". Думаю, Феликсу Потвину до сих пор снятся кошмары о той серии – было смешно наблюдать, насколько легко Павел разделывается с обороной "Мейпл Лифс". В финале соперникам понадобились действительно элитные исполнители, чтобы остановить его".

Первые проблемы с коленями начались у Буре в начале чемпионата 1995-96. 9-го ноября он порвал связки на правой ноге и выбыл из строя до конца сезона. В следующем году он мучился от повреждения шеи, но уже в первенстве 1997-98 форвард снова стал демонстрировать свою лучшую игру. Однако почти сразу после трейда во «Флориду» правое колено вновь дало о себе знать. Сначала врачи дали хоккеисту трехнедельный отпуск, но позже все-таки настояли на серьезной операции.

"Тогда я воспринимал это просто как очередную хирургическую процедуру. Я был готов к трудностям", - рассказывает Буре. "Я знал, что должен делать все возможное для своего восстановления. Нужно было привести в порядок здоровье, а потом уже смотреть, что из этого выйдет на льду".

Вышли два блестящих сезона – 1999-00 и 2000-01. За те два года нападающий забросил в общей сложности 117 шайб, за что получил законную пару Морис Ришар Трофи. Это была последняя вспышка настоящего Буре.

"Я, честно говоря, не ожидал, что буду столько забивать", - признается спортсмен. "Тем более после травм. Пожалуй, я и сам был под большим впечатлением от этого".

В марте 2002-го года форварда обменяли в «Рейнджерс». «Пантеры», скатившиеся в ранг записных аутсайдеров, сокращали свою зарплатную ведомость, и огромный контракт Буре (47,5 миллионов за 5 лет) был для них слишком тяжелой ношей.

"Таких хоккеистов заменить невозможно", - уверяет Кинэн, который в тот момент главенствовал на тренерском мостике «Флориды». "Помню, как владельцы объявили мне, что должны продать Павла, и я подумал, что ослышался: "Что? Продать? Но это лучший игрок в команде!". Мне ответили, что все дело в экономических мотивах. Я все равно был в шоке: "Господи, да он же наше все! Вы не сможете найти ему замену, точно вам говорю".

Сам Буре был в восторге от возможности поиграть в Нью-Йорке. Богатая история и популярность «Рейнджерс» напоминала ему о родном ЦСКА. Однако в «Большом Яблоке» у него не сложилось. По ходу сезона 2002-03 он постоянно делал паузы для лечения коленей, и зимой ему понадобилось серьезное хирургическое вмешательство. В дальнейшем доктора назначали ему новые операции, но пользы это уже не приносило. Павел полностью пропустил сезон 2003-04, нигде не играл во время локаута и в ноябре 2005-го года официально завершил профессиональную карьеру.

"В "Рейнджерс" у меня периодически болело колено, и врачи делали мне небольшие операции", - вспоминает великий №10. "В какой-то момент они сказали, что у меня фактически уже нет крестообразной связки. Был вариант с еще одной операцией, но медики предупредили, что она, скорее, может мне навредить. Я, конечно, любил хоккей, но мне не хотелось оказаться в инвалидном кресле".

В ближайший понедельник 41-летний Буре самостоятельно поднимется на подиум зала Славы и произнесет торжественную речь. Павел мог доиграть еще несколько лет, мог завоевать гораздо больше титулов, но он и без этого вошел в летопись мирового спорта, как один из величайших хоккеистов своего времени.

"Когда мы рассуждаем об игроках с подобной судьбой, нужно учитывать, что судьба и здоровье дают им совсем немного времени на демонстрацию своего таланта", - отмечает Линден. "Павел – это потрясающий мастер, и никто никогда не сомневался в высочайшем уровне его мастерства. Болельщики хорошо запомнили игру Буре. Она определенно была достойна Зала славы".

Расширить