Skip to main content

Воспоминания Рабинера: русские суперсвязки

Станут ли Александр Овечкин и Евгений Кузнецов звездным тандемом на годы?

Автор Игорь Рабинер @Igor Rabiner / "Спорт-Экспресс" - специально для NHL.com/ru

После первых 10 дней сезона лучший снайпер - Александр Овечкин, лучший ассистент - Евгений Кузнецов. Первый без устали забивает, второй ему отдает. 

Как все быстро меняется в хоккее. Полтора года назад я спросил Кузнецова: "Хочется чаще играть с Овечкиным в одном звене, а не только в большинстве?" Обаятельный челябинец рассмеялся: "Ха, это сложно! Для этого нужно быть сильнее Никласа Бэкстрема. То есть лучшим центрфорвардом в лиге. Они столько лет вместе играют, что уже видят друг друга спиной!" 

Тогда же мы беседовали с главным тренером "Кэпиталз" Барри Тротцем. Я поинтересовался, планирует ли он использовать Кузнецова и Овечкина вместе чаще, чем на тот момент. Ответ оказался ближе к минусу, чем к плюсу: 

"Возможно. Сейчас мы делаем это короткими отрезками. В то же время это не то, что мне хочется делать на постоянной основе. Кузи и Бэки - разные. Бэкстрем доставляет шайбу до партнеров быстрее, больше играет в одно касание. Кузнецов любит владеть ею по максимуму, в том числе проходить с ней среднюю зону. А Ови сам любит получать шайбу в средней зоне, благодаря чему у него появляется возможность исполнять какие-то вещи один в один". 

Сомнительные перспективы тандема Кузнецов - Овечкин вроде бы подтвердили и ЧМ-2016 в России (туда два вашингтонца приехали вместе и набрали четыре очка на двоих, тогда как один Телегин - шесть), и Кубок мира, где Олег Знарок развел их по разным звеньям. 

Прошлый сезон ничего не изменил. Но "Кэпс" вновь не прошли дальше второго раунда плей-офф, и Тротцу что-то надо было менять. Летом Кузнецов, подписавший первый в своей энхаэловской карьере большой контракт, официально превратился в звезду лиги. Изменились и ожидания от него.

Video: Ови и Кузя

С первого же матча Евгений показал, что к вызову готов. Передачи под все семь рекордных голов Овечкина в двух стартовых матчах - мощная заявка на статус новой русской суперсвязки. Глядя на эти чудеса и надеясь на их продолжение, я вспоминал предшественников Кузнецова - Овечкина. 

***

В 1991 году в НХЛ приехал 20-летний Павел Буре, и ему только предстояло получить прозвище Русская ракета. В "Кэнакс" играл Игорь Ларионов, много лет спустя сказавший мне: "В Ванкувере Паша обрел свою игру, когда Пэт Куинн поставил его ко мне. Любому хорошему игроку нужен партнер, который понимает его с полуслова". 

Звоню Буре и прошу вспомнить, как это было. 

"Мне повезло, что я очутился в "Ванкувере" вместе с Игорем, - подтверждает он. - Это один из лучших центров за всю историю хоккея. Играть с ним было очень приятно. Мы достаточно часто делали это еще в ЦСКА у Тихонова. Когда Макаров или Крутов получали травмы или болели, Виктор Васильевич не раз ставил меня в первое звено. 

Игорь - очень внимательный и хороший человек. Я и жил у него дома первое время, пока адаптировался. Когда попадаешь в новую страну, не знаешь языка, такое отношение очень важно. И оно переносилось на лед. Нас поставили вместе не с первой игры, но довольно быстро". 

По итогам сезона Буре получил "Колдер Трофи". В следующем Ларионова в "Ванкувере" уже не было, но главное он сделал - запустил Русскую ракету. А дальше она уже могла лететь сама. Позже схожую роль, вплоть до проживания дома, сыграет для молодого Евгения Малкина Сергей Гончар...

"Всегда приятно играть со своими ребятами, - рассуждает Буре. - Но у меня было много интересных партнеров - российских и не только. В НХЛ редко кто-то играет вместе на протяжении многих лет. Это не ЦСКА советских времен, где ты получил партнера - и на всю карьеру. Если бы у меня был выбор, с каким центрфорвардом играть всю карьеру, без сомнений назвал бы Уэйна Гретцки. Но, к сожалению, это происходило только на "Матчах звезд". 

Помимо Ларионова, Русская ракета еще получила в НХЛ сильного партнера-соотечественника. Во "Флориде" Буре оказался в звене с Виктором Козловым - и во многом присутствие прошедшего с ним одну хоккейную школу центра помогло Буре выдать на стыке веков два подряд сезона 50+. А вне льда они состязались на теннисных кортах, живя рядом в Форт-Лодердейле. Чаще побеждал Буре.

"Козлова я знал еще юным, когда он приехал в "Сан-Хосе", а во "Флориде" он был уже зрелым мастером, - говорит Буре. - Нам с ним игралось хорошо. И я навсегда запомню эмоции от All-Star Game, в которой мы играли звеном с ним и моим братом Валерой. Получить MVP на "Матче звезд" и сделать хет-трик с передач брата и Виктора - такое не забывается!"

В феврале 2000-го Козлов рассказывал мне, что Терри Мюррей запретил им с Буре в раздевалке и на льду говорить по-русски. Форвард восхищался партнером: "Все получается как-то само собой. Конечно, порой обсуждаем, как можно лучше сыграть, но чтобы сидеть перед макетом - нет. Он никогда ничего не объясняет. Просто в нужное время появляется в нужном месте, и не отдать ему пас невозможно. Это талант. Такое наработать невозможно". 

Виктор, отдавший в сезоне 1999-00 Буре более 20 голевых передач и установивший рекорд "Флориды" за сезон - 53 "ассиста", скромничал. Мне не раз доводилось слышать от звезд такие тезисы, как осенью 1997-го от Александра Могильного: "Очень важно, кто у тебя в звене центрфорвард. Далеко не всегда в твоей тройке есть такой человек, как Ларионов: с каким удовольствием наблюдаю за его игрой в "Детройте"! И в "Баффало" у меня был такой центр - Лафонтэн. В прошлом же сезоне в "Ванкувере" такого человека не нашлось - и это привело к тому, что я забил меньше, чем мог". 

Тот же Ларионов образовал волшебную связку в "Сан-Хосе" со старым партнером Сергеем Макаровым, а дополнил их швед Юхан Гарпенлов. Два первых в истории выхода "Акул" в плей-офф, да еще и во второй раунд, - их рук дело. Гарпенлов вспоминает:

"В детстве моими кумирами было русское суперзвено. И когда мы с Макаровым и Ларионовым оказались в одной тройке в "Шаркс", возникло ощущение сбывшейся мечты. В то время большинство команде еще действовало по принципу "бей-беги", мы же успешно играли в европейский хоккей. Суперсезон!

Макаров не говорил много. Он мог сформулировать по-английски так, что мы его понимали, но не был парнем, который хочет общаться все время. Ларионов, напротив, был очень контактным. Поэтому, если Макаров хотел что-то сказать, то шел к Ларионову, и Игорь говорил нам, что и как делать. Все шло через Ларионова. Когда встречаемся сейчас с обоими - прекрасно проводим время". 

После "Ванкувера" и "Сан-Хосе" Профессор станет скрепляющим клеем еще и в "Детройте" Скотти Боумэна с его Русской пятеркой - самым масштабным российским сочетанием в истории НХЛ. Тут, как сказал бы Сергей Довлатов, открывается широкая, волнующая тема. О ней уже немало сказано. Так что вернемся в настоящее. 

***

Тротц рассказывал мне о Кузнецове: "Знаю, что они стали добрыми друзьями с Павлом Дацюком. Когда мы были в Детройте, Павел спросил меня, как дела у Кузнецова. Я ответил: "Мне нужно, чтобы он играл больше, как Дацюк. Как ты остаешься в борьбе, как продолжаешь участие в любом игровом эпизоде, даже после потерь". После этого Дацюк разговаривал с Кузи. Кузнецов - очень умный игрок и человек. Он понял слова Павла и теперь во многом играет именно так, как я хотел". 

Так что, оказывается, есть в НХЛ и скрытый русский тандем, никогда не выходивший вместе, - Кузнецов - Дацюк!

Весной 2016-го я спросил Кузнецова, согласен ли он с Овечкиным, что тоже способен забивать по 40 голов за сезон. И услышал: "Мне приятнее отдать пас на пустые ворота или организовать красивую комбинацию, в которой поучаствуют все наши игроки. Даже если не забьем, я получу больше удовольствия, чем от своего гола!"

Video: Овечкин и Кузнецов об успехах команды

И он делает это, подтверждая слова Ларионова: "Глядя на передачи Кузнецова, понимаешь, чем отличается талант от посредственности. От Джо Торнтона в "Сан-Хосе" все время ждешь шедевра. Такая игра, как у него, притягивает. Кузнецов делает такие же вещи".  

Есть ощущение, что одна из миссий Кузнецова - придать новое дыхание суперснайперской карьере Овечкина, которая, как кое-кто подумал в прошлом сезоне, пошла на спад. Впрочем, сам Евгений даже после семи передач на Ови предпочитает не говорить о связке:

"Думаю, благодаря нашей системе и командной культуре каждый у нас может играть с каждым и легко находить общий язык. Не имеет значения, с кем ты играешь. С Овечкиным же легко не только потому, что говорим на одном языке. А из-за того, как он играет. Он любит говорить - но при этом всегда слушает. Он всегда хочет попробовать что-то новое - но в то же время в нем есть и что-то олдскульное". 

Расписывать семь голевых передач Овечкину Евгений не готов: "Никого не волнуют очки. Для парней, которые никогда не выигрывали Кубок, они, думаю, не имеют никакого значения. Мы готовы обменять все на победы в плей-офф. Да, забивать и отдавать - здорово. Но на следующий день об этом уже никто не помнит". 

Изнутри, может, и не помнят. А вот Буре, наблюдающий со стороны, смотрит на состоявшийся овечкинско-кузнецовский рекорд иначе.  

"Это суперрезультат и уже часть истории. Сложно такие цифры показывать постоянно. Но ребята - молодцы. Идеально ли они подходят друг другу? Хоккей - такой вид спорта, что сегодня вы три забили, и все кажется идеальным, а потом пару матчей не забиваешь, и люди кричат: "Что случилось?" Но на сегодня - супер!".  

...Как все быстро меняется в хоккее. Когда сверкала чикагская тройка Артемий Панарин - Артем Анисимов - Патрик Кейн (опять же - российская связка!), кто мог подумать, что дни этого звена сочтены? Так что делать прогнозы о безоблачном будущем тандема Кузнецов - Овечкин остережемся. Просто понаслаждаемся тем, что происходит здесь и сейчас. А печься о перспективах - удел тренеров.

Расширить