Skip to main content

Осипов: Побег Могильного изменил историю

Автор Василий Осипов / НХЛ.com

Без доли преувеличения можно сказать, что Александр Могильный является самым неординарным игроком в истории отечественного хоккея. Став в составе сборной СССР чемпионом мира и Олимпиады, он по сути долгое время был практически не знаком широкой публике. Выдающаяся заокеанская карьера Могильного должна была сделать его поводом для гордости, но многие до сих пор считают его дезертиром и предателем.

Ранний этап карьеры Александра складывался просто феерически. Переехав из родного Хабаровска в Москву пятнадцатилетним мальчишкой, Могильный с 1986-го по 1989-й успел трижды выиграть чемпионат ССР, стать чемпионом мира на молодежном и взрослом уровне, а также завоевать золото Олимпиады-1988.

В июне 1988 года "Баффало Сэйбрз" задрафтовали Могильного в пятом раунде под общим 89-м номером, под которым впоследствии Александр отыграет все свои 16 сезонов в НХЛ. Через полгода на молодежном чемпионате мира в Анкоридже, штат Аляска, где звено Могильный – Федоров – Буре призвело настоящий фурор, состоялась судьбоносная встреча Александра с начальником скаутского департамента "Клинков" Доном Люсом. Молодой форвард взял у незнакомца визитку, которая открыла для него дверь в новый мир.

"Я дал ему свою карточку и сказал, что если он захочет попробовать свои силы в НХЛ, то пусть наберет мой номер", - признался Люс.

В его сумасшедшем таланте не было никаких сомнений. Вопрос был в другом: Позволят ли советские власти 20-летнему Могильному уехать за океан для выступлений в НХЛ? Руководство "Баффало Сэйбрз" все же решило сыграть в русскую рулетку, задрафтовав скоростного "вингера".

"Это было сравнимо с лотереей. Мы молились о том, что Могильный сможет приехать", - поделился воспоминаниями Дон Люс.

Однако 2-го мая 1989-го года в доме Люса раздался звонок от Сергея Фомичева, который представился агентом Могильного и попросил функционера "Сэйбрз" срочно прилететь в Стокгольм, где в то время проходил чемпионат мира. И буквально на следующий день после телефонной беседы все еще не веривший в происходящее Люс вместе с генменеджером "Баффало" Джерри Миханом приземлились в Швеции.

На чемпионате мира в Стокгольме к молодой советской звезде было приковано все внимание. 20-летний Могильный внес весомый вклад в победу сборной СССР на турнире. Но в то время, как его ничего не подозревавшие партнеры праздновали успех, ураганом сметая с полок шведских магазинов различные товары, Александр и его агент планировали побег в лучших традициях детективного жанра.

Спустя несколько часов после прилета представителей "Баффало" Михан уже оформлял документы в американском посольстве для перелета советского хоккеиста в США, а Могильный и Фомичев сидели с Люсом в машине, которая плутала по пригородам шведской столицы, чтобы замести следы побега. Им приходилось менять отели едва ли не каждые шесть часов за те несколько дней, что заняли оформление документов.

Пропажу Могильного обнаружили 4-го мая, когда сборная СССР должна была вылететь обратно в Москву. Хоккеисты национальной команды подверглись тщательному опросу сотрудников КГБ, которые оказались абсолютно не готовы к подобному повороту событий.

"Мы понятия не имели, во что ввязались", - признался позже Люс. "Конечно, мы знали, что все это связано с определенным риском, но осознали всю серьезность происходящего, только когда прилетели непосредственно в Стокгольм. Странно, но Могильный был самым спокойным из нас. Он точно знал, чего хочет и шел к своей цели. Я не мог поверить, насколько невозмутимым был 20-летний парень, который рисковал всем".

Александр действительно поставил на кон практически все. Он покидал свою страну и семью не имея гарантий, что когда-нибудь снова увидится с родными. Игроки ЦСКА в те времена считались активными военнослужащими, поэтому поступок Могильного был расценен как дезертирство.

При этом громкий скандал со сбежавшим русским был совсем не нужен и американской стороне, ведь за пять недель до этого СССР и США смогли полюбовно договориться об отъезде за океан первопроходца Сергея Пряхина. Поступок хабаровчанина мог лишь навредить только недавно потеплевшим отношениям между двумя государствами.

Поэтому обратной дороги у Александра не было. Остаться в США ему помогло заведенное против него на родине уголовное дело. Иронично, но именно в День Победы 9-го мая 1989-го года, через два дня после своего прилета в США, хоккеист попросил политическое убежище, что еще больше закрепило за ним звание главного дезертира и предателя отечественного хоккея.

Волны от цунами, поднятого Могильным, не утекали еще долгое время. Его побег вызвал резонанс не только в хоккейном мире, но м на самом высоком политическом уровне. Кто знает, не стало ли действие дерзкого советского юнца одной из причиной падения Берлинской стены шестью месяцами позже.

Карьера Могильного в НХЛ стала фундаментом и во многом ориентиром для многих молодых российских хоккеистов, которым уже не нужно было избегать вездесущих агентов КГБ для того, чтобы осуществить свою заветную мечту.

Александр стал первым отечественным игроком, который принял участие в Матче Звезд НХЛ, первым европейцем, сумевшим забросить 76 голов в одном сезоне, а также первым хоккеистом Старого Света, которому доверили капитанскую повязку клуба НХЛ.

Но главная заслуга Могильного все же в том, что его поступок изменил ход хоккейной истории. А это не измерить никакими рекордами и статистическими данными.

Расширить