Skip to main content

Пульс НХЛ: игра - канадская, забава - всемирная

В своей еженедельной рубрике обозреватель Павел Стрижевский фокусируется на главных сюжетах НХЛ

Автор Павел Стрижевский @PStrizhevskyNHL / Обозреватель NHL.com/ru

Добро пожаловать в "Пульс НХЛ". Каждый вторник на протяжении сезона 2019-20 NHL.com/ru будет знакомить вас с самыми актуальными темами лиги в нашей традиционной еженедельной рубрике. В этом выпуске оглянемся, как за 30 лет, минувших с падения железного занавеса, изменилась роль европейских игроков в НХЛ. 

В наши дни открытых границ, свободного доступа к информации и полностью космополитичного профессионального спорта неуютно даже вспоминать, что НХЛ стала такой относительно недавно. Это сейчас на момент открытия сезона в составах команд можно было обнаружить игроков аж из 20 стран мира. Но каких-нибудь 30 лет назад относительной экзотикой для НХЛ считался практически любой игрок, родившийся за пределами Северной Америки. Самые сильные европейские хоккеисты поголовно жили за железным занавесом, а остальных здесь не очень-то считали за конкурентоспособных. Шведов с финнами на родине не лишали свободы передвижений, но в НХЛ на них и спрос был не слишком велик. Сделать себе имена удавалось разве что безоговорочным суперзвездам - уровня Яри Курри, Эсы Тикканена (11 Кубков Стэнли на двоих), Матса Нэслунда и Бёрье Сальминга. Более 90% сильнейшей лиги мира составляли канадцы с американцами. И хоть лимита на легионеров в НХЛ, слава богу, никогда не существовало, не было здесь к европейцам и особого интереса. 

 

[Смотри также: Тарасенко помог "Сент-Луису" выйти из пике]

 

Ситуация начала круто меняться, когда в Восточной Европе стали один за другим рушиться коммунистические режимы. Сейчас об этом самое время вспомнить, поскольку буквально через пару недель (9 ноября) по всей Европе будет широко отмечаться 30-летняя годовщина падения Берлинской стены. В том же 1989 году в НХЛ случились два знаковых перехода, положивших начало новой эпохе: Сергей Пряхин стал первым хоккеистом из СССР, отпущенным оттуда легально, а Александр Могильный - первым беглецом. А годом ранее дверь для них и для себя слегка приоткрыл Игорь Ларионов, давший осенью 1988-го в "Огоньке ", пожалуй, самое нашумевшее и скандальное интервью за всю историю советского спорта. 

Насквозь проржавевший занавес приоткрывался медленно и со скрежетом не только для граждан СССР. В Чехословакии на протяжении всех 1980-х действовали совершенно драконовские критерии. Форвард Ярослав Пузар, трехкратный обладатель Кубка Стэнли в составе "Эдмонтона", вспоминал, что уезжать разрешалось лишь игрокам в возрасте 31 года и старше, сыгравшим за первую сборную не менее 150 матчей и имевшим золото чемпиона мира. Да, и еще будьте добры перечислять половину своей энхаэловской зарплаты на счет Pragosport - тогдашнего спорткомитета Чехословакии. 

Словом, дикость полнейшая. Не знаю, как вам, а мне в третьем тысячелетии живется намного уютнее, чем во втором. Как, не сомневаюсь, и европейским энхаэловцам, счет которым в наши дни уже давно идет на сотни. 

Давайте быстро окинем взглядом этот ландшафт с высоты птичьего полета. Из 690 человек, значившихся в заявках 31 клуба на 2 октября, канадцы по-прежнему превосходили по численности любую другую нацию, но теперь их уже меньше половины - 42,8%. Доля американцев возросла до 25,7%. Остальные 31,5% составляли игроки из Европы. 217 человек!

Video: ЧИК-ВАШ: Овечкин воспользовался пасом Карлсона

И это при том, что сезон 2019-20 начался без представителей совсем уж экзотических для хоккея мест, которых за последние десятилетия через НХЛ прошло немало. В разные годы сюда пробивались игроки из Австралии и с Багамских островов, из Венесуэлы и Ирландии, из Италии и Казахстана, из Ливана и Нигерии, из Нидерландов и Парагвая, из Польши и Сербии, из Тайваня и Хорватии. В нынешнем чемпионате выходцев из этих стран нет, но и без них роль интернационального контингента ширится с каждым годом. 

Ко вторнику утром, когда эти строки писались, в десятке лучших бомбардиров было четыре европейца: немец Леон Драйзайтль, чех Давид Пастрняк и финны Микко Рантанен с Патриком Лайне. А в десятке лучших снайперов их сразу пятеро: тот же Пастрняк, а также финны Эрик Хаула, Роопе Хинтц, швед Виктор Олофссон (новичок, между прочим!) и россиянин Александр Овечкин. Про все индивидуальные призы, доставшиеся минувшим летом Овечкину, Никите Кучерову, Андрею Василевскому, Александру Баркову, Элиасу Петтерссону, Робину Ленеру и Томасу Грайссу, думаю, даже напоминать излишне. 

И уж точно забудьте про дискриминацию по национальному признаку: ни один вменяемый генеральный менеджер не станет игнорировать европейцев на драфте в ущерб своей команде. Еще в 2004 году Овечкин с Евгением Малкиным были выбраны под номерами один и два, а три года назад в числе первых пяти юниоров оказались три финна: Лайне (№2, "Виннипег"), Ессе Пульюярви (№4, "Эдмонтон") и Олли Юолеви (№5, "Ванкувер"). 

Конечно, различия в представительстве внутри европейского контингента огромны, и это понятно: Украина с ее единственным уроженцем Дмитрием Тимашовым (который, впрочем, вырос в Швеции) не может конкурировать с Швецией, чьих уроженцев в НХЛ аж 79 (или 11,4% от общего числа игроков в лиге), Финляндией (33 игрока, 4,8%) или Россией (31 игрок, 4,5%). Однако страны вроде Словении и Австрии, чьи сборные обычно курсируют на чемпионатах мира между классами A и B, уже давно не считаются экзотическими точками на хоккейной карте, поскольку вырастили и подарили миру полномасштабных звезд - Анже Копитара и Томаса Ванека.

 

[Последние новости НХЛ в Твиттере @NHLrussia]

 

И уж совсем перестали удивлять новости, когда в НХЛ появляется очередной импортированный капитан. На сегодняшний день их восемь: словенец Копитар ("Лос-Анджелес"), словак Здено Хара ("Бостон"), швейцарец Роман Йоси ("Нэшвилл"), финны Микко Койву ("Миннесота") и Александр Барков ("Флорида"), шведы Оливер Экман-Ларссон ("Аризона") и Габриэль Ландеског ("Колорадо"), и еще парень, играющий под номером 8 в "Вашингтоне" - извините, не могу сразу вспомнить, откуда и как фамилия. Поскольку в четырех командах капитанов сейчас нет вовсе, то восемь из 27 (29,6%) - вполне репрезентативная пропорция для общего числа европейцев в лиге. И никакие языковые и культурные барьеры здесь не помеха - был бы человек и игрок подходящий.

Собственно, если профессиональная лига претендует на статус сильнейшей в мире, то только такой она и может быть. Полностью космополитичной. Абсолютно непредвзятой к паспортам и национальностям.

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.