Skip to main content

Набоков замкнул круг в своей карьере

Автор Кевин Вудли / НХЛ.com

Голкипер Евгений Набоков в среду завершил свою карьеру в НХЛ, которая продолжалась в течение 14 сезонов. А ее вообще могло и не быть.

На самом деле он дважды был на грани того, чтобы отказаться от сотрудничества с "Сан-Хосе Шаркс", где он сейчас является лидером практически по всем вратарским показателям.

"Сан-Хосе" выбрал его в 9-м раунде драфта 1994 года. Набоков узнал об этом из российской прессы. Через три года пришло время ему подписывать контракт, но Набоков был полностью доволен тогдашним своим положением. Он играл за московское "Динамо" - команду, за которую он болел с детства.

"Если честно, то родители решали, отпустить меня или нет", - сказал Набоков в интервью NHL.com во время сезона 2007/8, признавая, что он был близок к тому, чтобы вообще не уезжать в Северную Америку. "Я склонялся к этому. Но мы приняли решение и я сказал, что надо попробовать".

Через несколько месяцев Набоков пожалел о том, что поехал.

У него возникли проблемы в связи с переходом на маленькие площадки, с другой манерой игры в АХЛ, со слабым знанием языка. Набоков чуть не уехал обратно в Россию в своем первом сезоне в Северной Америке.

"Мне не нравилось, как все складывалось. Однажды утром тренер сказал мне, что сегодня я играю. Через три часа он подошел ко мне и сказал, что я не буду играть", - рассказывает Набоков. "Тогда я подумал, что пора мне уезжать домой и я сказал до свидания. Но у меня был очень хороший друг, который мне очень помогал – Анна (Горувин). Мы встретились, я рассказал ей, что я думаю, что я расстроен и сказал: "Я возвращаюсь домой. Мне там нравилось, моя карьера там складывалась удачно". Она ответила, что я приехал сюда для того, чтобы добиться вполне определенной цели. Так что может быть стоит проявить больше терпения".

Набоков последовал ее совету и остался. Вскоре он встретил другую девушку (Табайту), которая стала его женой.

"Я тогда сказал: "Хорошо. Я попробую еще раз", - вспоминает Набоков с улыбкой.

Так что он остался в НХЛ благодаря девушке?

"Ну, девушкам – во множественном числе", - поправил Набоков, помолчал и снова улыбнулся: "И Уоррену".

Уоррен – это Уоррен Стрелоу, тренер вратарей, который долго работал в "Шаркс" и "USA Hockey". Он умер в 2007 году.

Набоков обратился со своими проблемами к Горувин (она умерла в 2004), а не к Стрелоу, потому что она говорила по-русски, а Стрелоу нет. Отношения между Набоковым и Стрелоу тогда только начинали становиться особенными.

"Мы могли общаться на льду, но вне площадке нам было тяжело", - сказал Набоков, который в первое время просил называть его Джоном, потому что думал, что американцам будет сложно произнести его настоящее имя. "К тому же я его тогда не очень хорошо знал и не был готов с ним делиться своими мыслями".

Но все быстро изменилось. Опытный Стрелоу начал заниматься с Набоковым над выбором позиции, выдержкой. Атлетичный стиль игры Набокова был сформирован его отцом (Виктором), который был вратарем в России в течение 18 сезонов.

После трех лет работы со Стрелоу, Набоков выиграл Приз Колдера (лучший новичок) в 2001 году. Он пропускал в среднем по 2,19 шайбы за матч и парировал 91,5% бросков в том сезоне, проведя тогда 66 игр в НХЛ и попав на Матч Звезд. Его карьера в "Сан-Хосе Шаркс" завершилась в 2010 году. Он провел 10 сезонов в команде, став там лидером по количеству проведенных матчей (563), побед (293), "сухим" играм (50). Все эти рекорды до сих пор не побиты.

Достижения Набокова, в том числе и в составе "Нью-Йорк Айлендерс" и "Тампа-Бэй Лайтнинг" связаны с его стилем игры в высокой стойке, разработанным Стрелоу, который считают образцом старой школы.

"Он по-прежнему со мной", - говорит Набоков.

У Стрелоу было три пункта:

1)не теряй концентрацию;

2)помни о основах;

3)наслаждайся.

Все они были написаны на месте Набокова в раздевалке и оставались там и после смерти Стрелоу. Горувин и Стрелоу всегда были изображены на масках Набокова, даже в этом сезоне, когда он играл в "Тампа-Бэй".

"Я до сих пор слышу его голос, проигрываю в голове то, о чем мы с ним говорили, над чем работали", - сказал Набоков. "Я могу отбить шайбу или пропустить гол и в моей голове сразу прокручивается то, что мне говорил Уоррен".

Его стиль не изменился, хотя небольшие новшества все же появились.

Набоков выделялся тем, что он дольше других оставался на ногах в эпоху, когда вратари при первой возможности падали на колени и старались перемещаться в воротах на щитках. Набоков предпочитал больше двигаться на коньках. Пожалуй, больше него стоял на коньках только Мартен Бродер, недавно завершивший карьеру.

Pekka Rinne
ВРАТАРЬ - ШАРКС
Статистика карьеры
СТАТИСТИКА: 353-227-29-71
ПШСР: 2,44 | %ОБ: 0,911

Набоков ввел в свой стиль некоторые элементы современного "баттерфляя", когда он играл у штанги или на коленях. Но он все равно предпочитал перемещаться на ногах, вставая с колен для того, чтобы занять другую позицию. Его фирменным приемом стала стойка во время вбрасывания – он ставил щитки вместе. Простой и в тоже время надежный стиль, который требует от вратаря умения быстро реагировать на броски.

В силу этого Набоков мог играть агрессивнее своих предшественников, хотя в концовке своей карьеры такая манера игры иногда ставила его в тяжелое положение. Но в целом он мог закрыть большую площадь ворот благодаря такому стилю.

"Есть много вратарей, много стилей", - сказал Набоков, отдавая должное нынешнему тренеру вратарей Уэйну Томасу, который продолжил дело Стрелоу. "Если ты будет концентрироваться на том, что ты делаешь, вместо того, чтобы думать об игре, то потеряешься. Если бы я думал, что было бы, если я сыграл в другой манере, то наверно потерялся бы. Я знаю точно, что мне надо делать".

Набокову этого оказалось достаточно, чтобы занять 18-е место в истории НХЛ по количеству побед (353), 17-е – по количеству "сухих" игр (59). Совсем неплохо для вратаря, который чуть было не доехал до НХЛ.

Расширить