Skip to main content

Как торговались за Эрика Линдроса. История одного трансфера

Автор Адам Кимелман / НХЛ.com

История НХЛ помнит немало талантливых юниоров, которых записывали в суперзвезды еще до проведения драфта. Одним из таких вундеркиндов был Эрик Линдрос, к 18-ти годам набравший 101 кг веса и выросший до 195-ти сантиметров. Его выдающаяся техника и внушительные габариты вдохновляли скаутов настолько, что они спешили объявить молодого форварда «новым Марио Лемье».

«Квебек Нордикс» выбрали Линдроса на драфте-1991под общим первым номером, однако уроженец Лондона (Онтарио) отказался подписывать контракт с «северянами». Сезон 1991-92 он провел в юниорской лиге, не упустив возможность поучаствовать в молодежном чемпионате мира и во взрослой Олимпиаде. Летом он подтвердил, что намерен продолжить выступления за пределами НХЛ, а в 1993-м году вновь выставить свою кандидатуру на драфт новичков. «Квебек» рисковал потерять свой самый перспективный актив без всякой компенсации, а потому стал предлагать права на Линдроса другим клубом.

Трансферная истерия вокруг канадского самородка достигла своего пика во время драфта-1992 в Монреале. 20 лет назад, 20-го июня, произошло нечто очень странное: «Нордикс» умудрились продать Эрика два раза – сначала в «Филадельфию», а потом в «Рейнджерс». Спорную ситуацию разбирал арбитражный суд НХЛ. Через неделю было объявлено окончательное решение лиги: Линдрос переходит в «Филли» в обмен на пятерых игроков, два драфт-пика и 15 миллионов долларов.

Спустя три с половиной месяца Линдрос дебютирует в НХЛ в гостевой игре против… «Квебека». Местные болельщики и пресса подготовили «теплый» прием новичку «Флайерз», однако несмотря на потоки оскорблений и сарказма с трибун Le Colissee, нападающий «летчиков» выдал отличный матч и записал на свой счет две заброшенные шайбы.

Эта история в итоге изменила судьбу трех команд НХЛ. О ней очень хорошо помнят как минимум четыре североамериканских города, а также все фанаты и недоброжелатели Эрика Линдроса. Спустя 20 лет NHL.com делает ретроспективу трансферной саги о канадском суперфорварде и приводит высказывания участников памятной эпопеи.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

«Этот парень изменит современный хоккей»

Чак Гормли, «Филадельфия Флайерз», журналист Camden Courier-Post:

"На пресс-конференции за две недели до драфта-1991 я спросил о Линдросе генерального менеджера «Флайерз» Расса Фаруэлла. Я знал, что в Канаде юниора боготворят и сравнивают чуть ли не с Гретцки, однако внутри "Филадельфии" его могли оценивать не так высоко. Но Фаруэлл ответил мне однозначно: "Этот парень изменит современный хоккей. Все мальчишки в Канаде и США будут стремиться быть похожими на него".

Нил Смит, генеральный менеджер «Нью-Йорк Рейнджерс»:

"Я дружил с Риком Карраном, который был тогда агентом Линдроса. Он мне многое рассказывал, поэтому я еще до драфта примерно представлял, что будет, если парня выберет «Квебек». Ни сам Эрик, ни его семья не горели желанием переезжать туда".

Джей Снайдер, президент «Филадельфии Флайерз»:

"В 91-м году все говорили о нем, как о феноменально талантливом тинейджере уровня Гретцки и Лемье. Никто из моих коллег не отказался бы заполучить его в ряды своей команды. Потом он отказался подписывать контракт с "Нордикс", и мы, как и остальные клубы, стали серьезно заниматься этой ситуацией. За него определенно стоило побороться, и все ждали, когда «Квебек» официально выставит его на трансфер".

Расс Фаруэлл, генеральный менеджер «Филадельфии Флайерз»:

"Мы предполагали, что на Эрика будет претендовать три или четыре команды. За него следовало заплатить большие деньги и отдать каких-то игроков – довольно рискованный шаг, и далеко не все были готовы к таким жертвам. Для нас это был шанс вернуться в число фаворитов чемпионата".

Снайдер:

"Чтобы вступить в состязание за Линдроса, нужно было быть либо очень богатым, либо очень смелым и агрессивным в трансферной политике клубом. Мы, «Рейнджерс», может, «Торонто» и «Детройт» - вряд ли кто-то еще мог всерьез рассчитывать на успех. Тот же «Чикаго» просто не потянул бы солидный денежный довесок".

Гормли:

"Фаруэлл все чаще и чаще упоминал о Линдросе, и я понял, что «летчики» всерьез нацелились на него. Но тогда слухов об Эрике было море, и круг претендентов на нападающего выглядел очень большим".

Фаруэлл:

"Мы были в тупиковой ситуации: фавориты не собирались расставаться со своими звездами, в то время как у аутсайдеров почти не было игроков, способных нам помочь. В нашем распоряжении имелись определенные средства и какое-то количество хоккеистов, с которых мы были готовы отпустить. Вариант с Линдросом был для нас как нельзя кстати, и в итоге мы смогли заполучить его. Другое дело, что весь этот процесс и суматоха вокруг него тянулись слишком долго".

Смит:

"Мы вели переговоры с генменеджером "Нордикс" Пьерром Пейджем еще до драфта. Его интересовали несколько наших игроков. При этом «Квебек» не торопился и не давал никаких обещаний - они сознательно тянули со всем этим до драфта".

Монреальский аукцион

Снайдер:

""Нордикс" сняли огромный номер в местном отеле и по очереди принимали там всех потенциальных покупателей. Я уже не помню, сколько раз мы туда заходили. Это продолжалось два или три дня - переговоры не прекращались ни на час".

Смит:

"Пьерр Пейдж сделал на верхнем этаже одной из гостиниц некий штаб, где работал он и другие менеджеры "Нордикс". Все происходило следующим образом: если вы хотите поговорить о Линдросе, то вам надо позвонить Пейджу по телефону и услышать его условия. Тех, кто был готов предложить что-то близкое к озвученному, приглашали на личную встречу".

Фаруэлл:

"У нас был кризис, мы не попали в плей-офф и хотели начать перестройку команды. Эрик обещал вырасти в великого игрока, и мы спросили себя: "Сколько мы можем отдать за человека, которого в 19 лет сравнивают с Гретцки?" Мы были на пороге больших перемен, и эта сделка носила для нас судьбоносный характер".

Снайдер:

"Мы понимали, что нам надо оставить несколько опытных игроков, да и молодыми талантами разбрасываться не стоит. Мы не могли отдать "Квебеку" всех, кого они пожелают. После первых переговоров было небольшое ощущение растерянности, потому что все это казалось слишком большим риском. Честно говоря, мы очень сомневались в том, что платим адекватную цену. Но в итоге было решено согласиться на эти условия. Такое приобретение срабатывает не сразу, но в долгосрочной перспективе оно, безусловно, стоит всех трудностей, с которыми вы сталкиваетесь в первые сезоны".

Гормли:

"До этого Фаруэлл очень хотел, чтобы в "Филадельфию" перешел Питер Форсберг, однако тот был намерен остаться в Швеции еще на один год. Ему было всего 19".

Фаруэлл:

"Я летал в Швецию и там долго убеждал агента Форсберга, что его клиенту нужно играть за океаном. Они настаивали на том, что время для переезда еще не пришло. Получалось, что если сорвется вариант с Линдросом, в межсезонье мы не подпишем ни одного сильного хоккеиста. Учтите, что речь идет о «Филадельфии» - клубе, который испытывает нешуточное давление в случае неудачных выступлений. После провального сезона нам срочно нужна была новая звезда. Возможно, если бы Форсберг согласился на переход, мы бы даже не участвовали в борьбе за Линдроса".

Смит:

"Я подолгу сидел в номере Пьерра и терпеливо ждал его, когда он куда-то отлучался. Однажды он ушел так надолго, что мне пришлось включить какой-то фильм. За день до драфта я вернулся к себе в отель, но до сих пор не имел понятия о том, дает он добро на нашу сделку или нет".

Фаруэлл:

"Я отвечал за хоккейную составляющую трансфера. О деньгах с владельцем "Нордикс" Марселем Обю говорил джей. Не знаю, привели ли к чему-то их переговоры - "Квебек" отказывался снижать цену в 15 миллионов долларов. Альтернатива - отдать им Рода Бриндамора, но это было бы недальновидным шагом с нашей стороны. Я отверг эту идею, так как с точки зрения хоккея в ней не было никакого смысла".

Снайдер:

"Деньги были очень важны для них. Логика простая: за Линдроса, как бы хорош он не был, никогда не отдадут двух или трех звезд. При этом четырех-пятерых добротных или перспективных игроков можно найти почти в каждой команде. "Нордикс" захотели выжать из сделки максимум и добавить себе приятный денежный бонус. Таким образом, в переговорах возник некий финансовый ценз".

Смит:

"В Монреале я не встречался с Обю. Я просто свел его с владельцем "Рейнджерс" Стэнли Джаффе. Все-таки деньги - это не моя зона ответственности".

Расширить