Skip to main content

Мемуары Купермана: драфт, приносящий драйв

Специально для NHL.com/ru Игорь Куперман вспоминает о драфте НХЛ, в котором доминировали российские игроки

Автор Игорь Куперман @NHLrussia / Специально для NHL.com/ru

Дважды в месяц Игорь Куперман специально для NHL.com/ru делится воспоминаниями из своей насыщенной хоккейной жизни. Он успел поработать хоккейным журналистом в СССР, менеджером сборной России на Кубке мира-1996, ассистентом генерального менеджера команды на Олимпиаде-2002 и директором по хоккейной информации "Виннипега" и "Финикса".

В восемнадцатом выпуске Куперман вспоминает о своем первом знакомстве с драфтом НХЛ, в ходе которого было выбрано рекордное число российских хоккеистов.

Трудно сказать, кому именно пришла в голову идея драфта игроков. Причем я имею ввиду вообще игровые виды спорта в Северной Америке, а не только хоккей. В самом деле, во всех странах остального мира и по сей день работает совершенно другая система, основанная на подготовке резерва в своей собственной спортшколе, ныне нередко именуемой "академией". В НХЛ до начала 1960-х годов тоже было что-то подобное, когда клубы "Оригинальной шестерки" спонсировали молодежные команды. "Торонто", к примеру, имел даже два хоккейных питомника на содержании.

Наличие дочерних команд вовсе не означало, что пополнение черпали только из собственных закромов. Скауты рыскали по всей Канаде (тогда хоккей в США был не очень развит, а до Европы еще не дошли руки), пытаясь отыскать еще никому не известные таланты. А найдя восходящую звезду, запросто могли предложить даже 14-летнему игроку особый контракт. Не профессиональный, конечно, но приписывающий юношу к клубу НХЛ. Даже небольшие деньги платили - вот тебе, мальчик, на пропитание. Если же на игрока претендовали несколько клубов, то начиналась неразбериха, поскольку четких правил, регламентирующих приобретение прав на юниоров, еще не было. В общем, происходящее вполне можно было бы охарактеризовать как "Дикий Запад", да и "Восток - дело тонкое" тоже, поскольку в провинции Онтарио талантливых ребят было пруд-пруди и клубы НХЛ пытались их заполучить любым способом.

 

[Смотри также: Поколение миллениума на драфте]

 

С приходом драфта появились и строгая регламентация его проведения, а после расширения лиги в 1967 году исчезло и спонсорство молодежных команд. Идея драфта себя полностью оправдала, поскольку если, допустим, "Монреалю" или "Торонто" не приходилось всерьез задумываться о том, где взять таланты (отбою не было!), то для "Лос-Анджелеса" или "Сент-Луиса" проблема собственного резерва представлялась неразрешимой.

Клубы привыкли к драфту довольно быстро, хотя иногда "старорежимные" генеральные менеджеры могли высказать недовольство или вообще выкинуть фортель. В 1974 году, устав от бесконечного ожидания своей очереди (а драфт тогда проводился по телефону), руководитель "Баффало" Панч Имлак в 11-м раунде задрафтовал... несуществующего японского игрока по имени Таро Цудзимото. Пока работники клуба радовались удавшейся проделке, "с молотка" ушел Стефан Перссон, выигрывший впоследствии четыре Кубка Стэнли с "Нью-Йорк Айлендерс".

Впервые о системе драфта в Советском Союзе заговорили в 1980-х годах, причем весьма занятно было слышать в телерепортажах, что тот или иной хоккеист "стоит на драйве" в клубе НХЛ. И как ни забавно это звучит, но именно такой непередаваемый "драйв" ощутил я, впервые приняв участие в этом мероприятии как сотрудник "Виннипег Джетс", в 1992 году. Наверное, мое состояние лучше всего можно было описать североамериканской поговоркой - чувствовал себя как "ребенок в конфетном магазине". Куда ни глянь - знакомые все лица, хоть пока и не лично. За соседним столом веселился Фил Эспозито, генеральный менеджер новичка лиги "Тампа-Бэй", с сосредоточенным видом ходил Скотти Боумэн, только что выигравший Кубок Стэнли с "Питтсбургом"... А проходило все в храме хоккея, монреальском "Форуме".

Так получилось, что именно тот драфт стал рекордным в плане выборов игроков из российских клубов, целых 45 (!), и это не считая Валерия Буре, который в то время уже играл за молодежную команду Западной хоккейной лиги. Вспоминаешь и даже не верится - семь россиян были взяты в первом раунде: Алексей Яшин, Дарюс Каспарайтис, Андрей Назаров, Сергей Кривокрасов, Сергей Гончар, Дмитрий Квартальнов и Сергей Баутин. Еще семь - во втором, причем тогда в НХЛ было всего 24 команды. Вот еще несколько известных имен: Борис Миронов, Игорь Королев, Сергей Брылин, Андрей Николишин, Виталий Прохоров, Николай Борщевский, Юрий Хмылев, Николай Хабибулин (девятый раунд)... Порой даже казалось, что взяли всех, кто умел держать клюшку и имел советский (или российский) паспорт. Настоящий Транссибирский Клондайк!

Video: Каспарайтис забивает в Овертайме

Отличительной особенностью драфта было и то, что агенты впервые привезли на это мероприяттие самих российских игроков. И, конечно, эти ребята были просто нарасхват, тем более что клубы имели возможность провести короткие интервью накануне драфта. Мне почему-то больше всех запомнился Каспарайтис, который на всевозможные вопросы о своей жесткости на льду отвечал примерно одно и то же: "Бил, бью и буду бить!". Скауты были в восторге - наш парень! Не знаю, смотрел ли Дарюс в детстве фильм о Мальчише-Кибальчише, но позже я шутил, вспоминая то интервью: "Ты как Мальчиш-Плохиш высказывался - я же свой, буржуинский! ".

"Виннипег" в ходе драфта тоже поставил рекорд - взял девять российских игроков (!) из 12 выбранных клубом. Причем объявление фамилии Баутина в первом раунде привело всех в замешательство. Выяснилось, что таблички с его именем заготовлено не было и на табло на сцене даже на какое-то время появилась надпись "Брылин". То же ведь Сергей... А во втором раунде впросак чуть было не попали уже "Джетс", вернее я сам. Выбрали Бориса Миронова и я, как и полагается, нашел его на трибуне и собрался вести к столу, где сидели все сотрудники клуба. "Почему так поздно взяли, во втором раунде? - недовольно протянул Боря. - Значит я вам не очень нужен. Не пойду... ". Я оторопел, но после небольшой заминки, уговоров и увещеваний, Миронов все же "любезно" согласился представиться виннипегской хоккейной братии.

К девятому раунду, после 10 часов сидения на невероятно душной арене, казалось, что уже ничего примечательного произойти не может. Но тут пробежала тревожная весть о том, что у одного из европейских скаутов только что был сердечный приступ. Пока все обсуждали это нерадостное известие, главный скаут "Виннипега" Билл Лесюк показал мне вдоль и поперек исчерканный список игроков, которых уже задрафтовали клубы: "Посмотри, может, кто-то стоящий еще остался?". Первое серьезное задание на драфте! Я бросился изучать документ и в самом конце, в разделе "вратари" увидел фамилию Николая Хабибулина. В голове одновременно пронеслись две мысли: "Этого не может быть, просто забыли вычеркнуть" и "видимо, я все-таки перегрелся". Глазам своим не поверил, т.к. Хабибулин блестяще отыграл на недавнем молодежном чемпионате мира, заодно заткнув за пояс канадца Эрика Линдроса и компанию. Надо брать немедленно! И "Джетс" поставил Колю на драфт под порядковым номером 204. Похоже, перегрелся не я один...

А тем временем, на трибунах разразилась настоящая драма. Старший тренер ЦСКА Виктор Васильевич Тихонов решил впервые посмотреть на драфт своми глазами и внимательно наблюдал за происходящим, записывая детали в блокнот. Внезапно ему что-то шепнули на ухо, и картина оживилась. "Где Кривокрасов?", - спрашивал русскоговорящих агентов Тихонов и, выяснив, что его форвард уже находится в самолете по пути в свой новый клуб, не смог сдержать негативных эмоций. Ну, это мягко сказано... А молодой форвард по прозвищу "Тайга" (в ЦСКА он прибыл из небольшого сибирского городка) тем временем мысленно передавал "привет из Чикаго" своей теперь уже бывшей команде.

 

[Последние новости НХЛ в Твиттере @NHLrussia]

 

После драфта клуб в Виннипеге встречали без фанфар. Что и понятно - девять россиян, взятых на драфте, это перебор для любой команды, а уж в хоккейно-проканадской западной части страны тем более. Досталось в прессе и мне, хотя отношения к выборам игроков я практически не имел. Генеральный менеджер Майк Смит, обожавший российский хоккей, не очень любил советоваться по таким важным вопросам. А вот после его увольнения "демократия" среди скаутов "Виннипега" расцвела вовсю. При обсуждении кандидатур предстоящих выборов юниоров я иногда даже диву давался "плюрализму мнений". "А вот давай-ка сравни этих двух игроков, кто из них лучше?", - ставил задачу своему подчиненному директор по скаутингу. "Как же я могу сравнивать шведа с моими ребятами, если я его в глаза не видел!", - удивлялся региональный скаут по провинции Онтарио. "А ты попробуй...", - настаивал начальник...

Конечно, было еще немало запоминающихся эпизодов, но почему-то именно российский рекордный драфт навсегда врезался в память. Может, из-за того, что тогда НХЛ накрыла настоящая российская волна мастеров? А может просто потому, что первые впечатления - самые верные? Уж очень это неординарное мероприятие - драфт, который рождает драйв.

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.