Skip to main content

Мемуары Купермана: 40 лет "Чуду на льду"

Специально для NHL.com/ru Игорь Куперман рассказывает о знаменательной победе сборной США на Олимпиаде 1980 года

Автор Игорь Куперман @nhlrussia / Специально для NHL.com/ru

Игорь Куперман специально для NHL.com/ru делится воспоминаниями из своей насыщенной хоккейной жизни. Он успел поработать хоккейным журналистом в СССР, менеджером сборной России на Кубке мира-1996, ассистентом генерального менеджера команды на Олимпиаде-2002 и директором по хоккейной информации "Виннипега" и "Финикса".

В 44-м выпуске Куперман рассказывает о своих впечатлениях от победы олимпийской сборной США на турнире 1980 года, которой исполнилось ровно 40 лет.

Довольно долго я размышлял, как бы сделать такой заход к материалу, чтобы сразу заинтриговать читателя. А потом подумал - не надо никакого захода, поскольку тема у всех давным-давно на слуху и как раз сегодня почти все прогрессивно-хоккейное человечество празднует 40-ю годовщину "Чуда на льду" (понятное дело, российский хоккей по этому поводу испытывает диаметрально противоположные чувства). Тот самый день, когда студенческая сборная США на льду олимпийского Лейк-Плэсида обыграла могучую и непобедимую советскую команду. Причем отмечают именно это событие, хотя золотая олимпийская медаль была завоевана американцами двумя днями позже.

Да, большое видится на расстоянии, но я почему-то хорошо запомнил многие детали того времени и уже тогда примерно осознавал всю невероятность произошедшего. А заодно впервые усомнился - хоть лишь слегка - что спорт находится совершенно в стороне от политики. Причем в какой-то мере некоторые вещи коснулись даже меня самого... Уже много лет спустя, участвуя в различных передачах и документальных фильмах в Канаде и США, я часто отвечал на один и тот же вопрос: "А что вы писали в газету об этом матче?". Я корректно отвечал, что в СССР молодых журналистов было не принято посылать в "логово идеологического противника"... Ну, не мог же я им рассказать, что со мной происходило в тот день на самом деле.

Начало хоккейного сезона 1979-80 не предвещало ничего неожиданного. О предстоящей Олимпиаде в американском Лейк-Плэсиде говорили довольно обыденно, поскольку было и так все ясно. В феврале 1979-го сборная СССР выиграла Кубок вызова, обыграв в Нью-Йорке в трехматчевой серии сборную "Всех звезд НХЛ" (заключительный матч - 6:0!), так что золотые медали были делом самим собой разумеющимся. Что, кстати, и подтверждалось последующим выступлением сборной перед олимпийским турниром: 11 матчей против национальных сборных, 11 побед, разность шайб 63-27! Вопросы есть? Вопросов нет!  

А вот в международной обстановке вопросов было хоть отбавляй. Это уже много лет спустя я узнал, что в то самое время Америка переживала не лучшие экономические времена (были даже перебои с бензином для машин), да еще и заложников взяли в посольстве США в Иране. И что победа сборной на Олимпиаде буквально встряхнула всю страну и восстановила национальный престиж. А за океаном, через полсвета, противостояние политических противников грозило перерасти в нечто более серьезное, поскольку в декабре 1979 года так называемый "ограниченный контингент советских войск" вошел в Афганистан.

 

[Подписывайтесь на нас во "ВКонтакте", Facebook и Twitter для другого эксклюзивного контента и новостей НХЛ!]

 

Причем здесь хоккей? А вот причем - сразу же после вторжения пошли не беспредметные разговоры о том, чтобы не допустить спортсменов Восточного блока до зимней Олимпиады в американском Лейк-Плэсиде. Но времени до февраля 1980 года оставалось мало и никаких политических решений принято не было. Зато летнюю Олимпиаду в Москве бойкотировал весь западный мир. А пока хоккейная сборная СССР отправилась за океан за очередной победой. Игроки, кстати, были хорошо проинструктированы "кем надо" как надо правильно отвечать на каверзные политические вопросы.

Как ни странно, но так совпало, что все эти события коснулись и меня лично. Осенью 1979 года я работал на матче чемпионата СССР и торжественно сообщил некоторым знакомым игрокам, что меня забирают в армию (после окончания института, где не было военной кафедры). "Да, в ЦСКА тебя вряд ли возьмут", - пошутил Слава Фетисов... А уже через два месяца нас подняли ночью по тревоге, вывели на плац и командующий задал неожиданный вопрос: "Кто хочет оказать добровольную помощь демократической республике Афганистан?". Из строя вперед шагнуло шесть человек. Больше я их не видел...

Напряжение стало нарастать везде. Применительно к хоккею это выражалось в постоянных "накачках" игрокам сборной, что хоккейную Олимпиаду надо обязательно выиграть, да еще и желательно побольше накидать-насовать американцам. В моей родной гвардейской Таманской дивизии тоже не спали (в прямом и переносном смысле), а шли в ногу с "велением времени".

Любимый вопрос в Северной Америке - а где вы были и что вы делали, когда, например, Нил Армстронг зашагал по Луне или Пол Хендерсон забросил решающую канадскую шайбу в серии против сборной СССР? Как я уже написал выше, мне удавалось увильнуть от прямого ответа корреспондентам. Ну, не мог же им сказать, что в утро показа матча в СССР (в записи) я слышал речи не комментатора Николая Озерова, а командующего Таманской дивизии, находясь на учениях. Какое счастье, что кому-то пришла в голову дикая идея положить весь батальон на землю, вероятно, чтобы удобнее было слушать командира. Так что ответ на вопрос журналистов был бы таким - пока Марк Джонсон сотоварищи забрасывал шайбы, я лежал, уткнувшись в снег лицом. К третьему периоду я все же успел прорваться к телевизору и вот там уже было не до смеха, 3:4...

Готовясь к написанию этой статьи, я тщательно просмотрел немало источников, стараясь найти не слишком известную информацию о той сборной США. Выяснилось, что, оказывается, все игроки-студенты были ведущими в своих клубах, начиная с подросткового возраста! И считались звездами в юношеских и университетских командах, а некоторые были еще и капитанами. Снова убедился в том, что игроки западных университетов не слишком жаловали "восточных", считая их "пижонами". А те, в свою очередь, называли миннесотцев чем-то вроде "деревенщины". Как тренер Херб Брукс сумел их объединить и сыграть на общей "ненависти" в себе - уму непостижимо! Заодно я вспомнил, что команду Брукс начал готовить вовсе не летом 1979 года, а несколькими месяцами раньше, на чемпионате мира в Москве, где выступало восемь будущих олимпийских чемпионов.

Кстати, общепринятое в России мнение о том, что американцы выиграли Олимпиаду случайно, мягко говоря, не катит. Команда победила на турнире в шести играх из семи, при одной ничьей (в первом матче, со шведами), причем Чехословакия была просто разгромлена - 7:3! И то, что товарищескую встречу в "Мэдисон Сквер Гарден" за три дня до начала турнира американцы отдали специально (3:10), тоже не очень соответствует действительности. Я недавно внимательно просмотрел этот матч и никаких признаков игры в поддавки не заметил. Американцы вчистую проиграли первый период (0:4), но пока в воротах был Джим Крэйг, держались достойно. Сменивший его в середине игры Стив Джаназак запустил шесть штучек, и, как следствие, вообще ни разу не вышел на лед в олимпийском турнире.

Да и в самом "чудесном" матче преимущество сборной СССР было подавляющим. Броски - 39-16! Советские хоккеисты трижды вели в счете, но хозяева все время сравнивали счет. А ровно за 10 минут до конца матча капитан американцев Майк Эрузионе (фамилия переводится с итальянского как "извержение") действительно взорвал и без того беснующийся зал.

А потом, после этой знаменательной победы, у многих американских игроков началась уже энхаэловская жизнь. Складывалась она по-разному, но несколько ребят оставили вполне заметный след в лиге. Кен Морроу успел в тот же год выиграть и Кубок Стэнли с "Нью-Йорк Айлендерс", а потом - еще трижды. Майк Рэмзи, Дэйв Кристиан, Нил Бротен, Марк Джонсон, Джек О'Кэллахэн и Марк Павелич имели продолжительные и хорошие карьеры в НХЛ. А вот в советской сборной, наоборот, произошли не столь приятные изменения. Великая тройка Михайлов-Петров-Харламов больше в таком сочетании в национальной команде не появлялась. Но были и положительные моменты. В Спорткомитете СССР, раздосадованные поражениями хоккейной и футбольной сборных на Олимпиадах 1980 года, решили... поднять зарплату игрокам этих команд.

Даже главы стран отреагировали на ту эпохальную победу. Президент США Джимми Картер лично поздравил Брукса и услышал в ответ: "Да, это большая победа. Но запомните мои слова - со временем мы будем еще лучше". Как в воду глядел - на этой победе выросло новое поколение блестящих американских мастеров. А в Кремле, на приеме олимпийцев, Виктор Васильевич Тихонов пытался объяснить причины поражения Леониду Ильичу Брежневу. Выслушав, большой любитель хоккея Брежнев приобнял Тихонова: "Виктор, я знаю, что ты лучше американцев...".

С Бруксом в 2002 году меня познакомил Фетисов, после одной из тренировок в олимпийском Солт-Лейк-Сити, где Херб снова тренировал звездно-полосатых. А год спустя он неожиданно позвонил мне в Финикс и долго расспрашивал про хоккейную Россию. Оказалось, его хотели пригласить тренером в Ярославль, но что-то потом не получилось. В то время Брукс консультировал художественный фильм "Чудо", на закрытый показ которого - перед премьерой - пригласили работников "Финикс Койотиз" и известных людей города. Когда Эрузионе забросил на экране решающую шайбу, кинозал взорвался аплодисментами. Во мне же проснулась советская хоккейная гордость и неожиданно прилипла любимая песня "Мы трудную службу сегодня несем вдали от России... ".  

Просмотр завершился, зрители потянулись к выходу, как вдруг, увидев меня издалека, знакомый комментатор "Финикса" крикнул через всю многосотенную толпу: "Ну, как тебе фильм, Игорь?". "Эта была случайность!", - громко вырвалось у меня... Люди дружно остановились, развернулись, пристально и тихо посмотрели на меня. Я опешил, но в шутку решил, что отстреливаться буду до последнего...

...Несколько месяцев назад организаторы предстоящего празднования 40-летия великой хоккейной победы попросили меня связаться с игроками той советской сборной и пригласить их принять участие в юбилейных торжествах. Я только на секунду представил, как много "интересного" я могу о себе услышать от Фетисова, Владислава Третьяка, Бориса Михайлова, Сергея Макарова и некоторых других, приглашенных отпраздновать главное поражение в их хоккейной жизни. Ну уж нет, ни за какие коврижки я этого делать не буду...

Не знаю почему, но из всего того, что я знаю о той игре, мне больше всего запомнилась фраза, которую Брукс постоянно повторял своим игрокам в ходе матча: "Play your game! Play your game!" Перевод не буквальный, но зато точный - "Ведите свою игру!". Я думаю, что этот призыв относится не только к хоккею. И тогда могут произойти какие угодно чудеса.

Расширить

НХЛ обновила Политику конфиденциальности, которая вступает в силу 27.02.2020. Призываем ознакомиться с ней внимательно.

НХЛ использует cookies, веб-маяки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы выражаете согласие с нашей Политику конфиденциальности и Условиями соглашения, в том числе с Политикой cookies.