Skip to main content

Линдрос потрясен включением в Зал славы

Эрик Линдрос красноречиво рассказал о включении в Зал славы

Автор Николя Котсоника @cotsonika / Обозреватель NHL.com

ТОРОНТО - Эрик Линдрос дрожал. Буквально.

В пятницу после получения перстня он стоял в Зале Великих в Зале хоккейной славы в окружении табличек с именами лучших представителей игры: имена, лица, биографии, увековеченные в стекле. Его спросили, что для него значит пополнить эту компанию.

Линдрос осмотрел экспозицию и встряхнул широкими плечами. Тело этого огромного человека сотрясла судорога.

"Это просто честь, - сказал он. - Это правда так. Посмотрите на имена вокруг. Просто быть здесь..."

Пауза.

"Боже..."

Пауза.

"Здесь собраны лучшие из лучших, верно?"

Каждый год это один из самых интересных моментов уик-энда Зала славы. Легенды заходят в комнату, где будут вывешены таблички с их именами, и это всегда трогает их. Заставляет приклониться. Их имена входят в историю, но в то же время происходящее заставляет их вспомнить детство, прежних кумиров, бередит воспоминания и чувства к хоккею начинают играть новыми красками.

Линдрос был, да и остается, больше, чем сама жизнь - 193 сантиметра с перчатками на руках. С самых юных лет его сравнивали с лучшими из лучших - Уэйном Гретцки, Марио Лемье, Марком Мессье - и ждали от него повторения их пути. Судя по всему, ему это было предначертано судьбой.

Когда-то он был маленьким мальчиком в свитере "Торонто Мэйпл Лифс", который смотрел на Берье Сальминга и Дэрилла Ситтлера в шоу "Hockey Night in Canada", обладал клюшкой Мессье и его постером на стене и был счастлив возможности увидеть Мессье живьем в Maple Leaf Gardens.

И вот ему 43 и табличка с его именем будет висеть рядом с табличками Сальминга, Ситтлера, Мессье и многих других. Он будет одним из 271 хоккеиста, вошедших в Зал славы.

В принципе, необязательно было включать Линдроса в Зал славы, чтобы признать его карьеру успешной. Он и сам знает, в какой степени доминировал на льду в лучшие годы. Однако он бы никогда открыто не признал этого, даже под давлением, сказав лишь: "Мне кажется, что у меня все сложилось довольно неплохо", и добавив, как он гордится проделанной работой.

Он вежливо отвечал на вопросы об отказе играть за "Квебек Нордикс", противостоянии с генеральным менеджером "Флайерз" Бобби Кларком и том, как справлялся с сотрясениями мозга, и при этом всегда сохранял позитивный настрой. Он ухмыльнулся тому факту, что ему пришлось шесть лет ждать включения в Зал славы, потому что это уже не имело никакого значения.

"Сюда можно идти разными путями, - сказал. - Мы здесь навсегда. Все мы".

Он смеялся. Много.

"Ого, не знал, что вторым именем Стиви Айзермана является Грегори", - сказал он, посмотрев на табличку "Стивен Грегори (Стив) Айзерман" и захохотав.

О хоккее он говорил с почтением и очень красноречиво.

"Я наслаждаюсь действом, - сказал он. - Получаю удовольствие он площадок, льда, звуков. Мне нравится звон штанги, ощущение от шайбы, которая пролетает мимо вратаря и загорающийся после этого красный свет. Хоккей быстрый, напряженный. В нем есть как приятные, так и очень неприятные моменты. В нем есть все. Эта игра объединяет самых разных людей, заставляет их быть вместе ради побед. Мировая игра".

Линдрос бывал в Зале славы раньше: на церемонии объявления окончания карьеры его брата Бретта и благотворительных мероприятиях. Но он не слишком хорошо это помнит. Он никогда, как он сам выразился, не "путешествовал" по нему и не изучал всю историю.

В ожидании церемонии вручения перстней он тихонько стоял и читал надписи на табличках. После его получения, во время речи Сергея Макарова, он сел на стул и стал осматривать приз. Он бережно примерил его, снял, вновь надел. Чуть позже он неловко его уронил и спешно поднял. В ожидании телеинтервью он осмотрелся вокруг. Зал Великих - это старый банк, но выглядит как церковь.

"Какое место, а?", - сказал он.

Линдрос живет в 10 минутах отсюда. Однажды его жена предложила провезти их двухлетнего сына Карла-Пьера мимо и посмотреть, узнает ли он лицо папы на огромном баннере на фасаде здания.

"Хоккей! Папа!"

На прошлых выходных команда "Ошава Дженералс" из Хоккейной лиги Онтарио, где выступал Линдрос, провела церемонию, посвященную его включению в Зал славы. Папа взял сына с собой, и публика  приветствовала мальчика, который совершил вбрасывание и стоял на льду во время исполнения национального гимна.

"Я не мог в это поверить", - сказал Линдрос с улыбкой.

Однажды, когда они станут постарше и начнут что-то понимать, Линдрос сможет привести в Зал славы Карла-Пьера и однолетних двойняшек Райана-Пола и Софи-Роуз. Дети смогут увидеть таблички с именами Гретцки, Лемье, Мессье... и папы.
"Да, конечно, - сказал Линдрос. - Мы это осуществим. Однозначно".

 

Расширить