Skip to main content

Пять вопросов для Хэла Гилла

Бывший хоккеист рассказал о переменах в игре и своей нынешней работе комментатора

Автор Дэйв Стаббс / Обозреватель NHL.com

NHL.com представляет рубрику "Пять вопросов для…", в которой мы беседуем с известными людьми из мира хоккея об их жизни, карьере, обсуждаем последние новости.

В этом выпуске нашим гостем стал бывший игрок НХЛ, ныне комментатор матчей "Нэшвилл Предаторз" Хэл Гилл, завоевавший Кубок Стэнли в составе "Питтсбург Пингвинз" в 2009 году:

- Как вы объясняете людям, что значит выиграть Кубок Стэнли?

- Мне очень сильно не хватает ощущения, когда выложился до такой степени, что уже нет сил стоять на ногах. У меня есть фотография 2009 года с дочерями на льду. Это одна из моих любимых фотографий. Сбылась мечта. Меня спрашивают: "Что ощущаешь, когда поднимаешь над головой Кубок Стэнли?" Поймите меня правильно. Я люблю Кубок и все, что он представляет. Но главное в этот момент - твои эмоции. Именно их я помню. Я говорю, что надо выиграть четыре раунда. И каждый раунд может отличаться от предыдущего. В одном надо играть жестко, в другом быстро, потом плотно. Приходится меняться. Поэтому это так интересно. Бывают взлеты и падения. Не получится выиграть 16 матчей подряд. Это настоящие американские горки.

- В этот день 20 лет назад вы провели свой первый матч в НХЛ. Всего же на вашем счету 1108 игр в лиге, а вместе с плей-офф - 1210. 20 лет назад ваш "Бостон" обыграл "Ванкувер" со счетом 2:0. Вы провели на льду времени меньше всех в команде - 5:09. Сыграли семь смен. Только Дэйв Скрэчард из "Ванкувера" тогда был на льду меньше вас - 3:09. Вы потребовали обмена после игры у генерального менеджера команды Харри Синдена?

- 20 лет прошло? Забавно. Я даже как-то не думал об этом. Я провел на льду тогда больше времени, чем думал. Помню, что был шокирован, в ужасе. В первой смене чуть было не забил гол в свои ворота. Что было потом уже не очень хорошо помню. После поездки по Западному побережью меня отправили в фарм-клуб, чтобы у меня была практика. Потом меня вызвали и сказали, что буду играть. Я понял, что не стоит переживать по поводу того, как я играю. После возвращения я почувствовал себя намного комфортнее.

- Как изменился хоккей и правила игры для защитников по сравнению с вашим временем?

- Хоккей перестал быть контактным спортом. В мое время можно было схватить соперника руками и держать его. Можно было клюшку для этого использовать, можно было в борт его привезти, толкаться. Сейчас, после локаута 2005 года, правила изменились. Нельзя цеплять, нельзя держать клюшкой, нельзя бить по рукам. Раньше можно было бить по клюшке. Теперь и этого нельзя делать. Защитники должны быть быстрыми, правильно выбирать позицию. Если ошибся в выборе - проиграл. И с этим уже ничего не поделаешь. Если соперник объезжает тебя по дуге, уже нельзя бить по рукам, чтобы догнать его. Не получиться зацепить его и так увести от ворот. Нужно подставить тело, применить силовой прием. Или занять правильную позицию. Все знают, что большую часть времени я провел на скамейке штрафников. Сейчас игра изменилась, и всем приходится меняться. Новые правила играют на руку нападающим, защитникам приходится подстраиваться под нововведения. И им нужно время для этого. Команды стали обороняться менее агрессивно. Не думаю, что этого хотели добиться, когда принимали новые правила. Просто так получилось.

- В свое время вы играли в одной паре с Пи-Кеем Суббаном в "Монреале". Сейчас он ведущий защитник "Нэшвилла" и постоянно у вас на виду. Он такой же разговорчивый, как вы?

- Он потрясающий человек. Если вы хотите узнать его мнение, он вам все скажет, ничего не будет скрывать. Он признает свои ошибки и делает все, чтобы их исправить. Это произвело самое сильное впечатление на меня. В "Монреале" я должен был быть его наставником, и  говорил ему, чтобы он успокоился, не сходил с ума. Я ненавижу себя за это. Он украшает игру. Я ему говорил, чтобы он не привлекал к себе внимание, а просто играл на победу. Но он великолепен, и это хорошо для хоккея. Мне интересно наблюдать, как он держит себя в ситуациях, когда мог сказать что-то не столь провокационное. Но он всегда оказывается прав. Когда я говорю с ним, он всегда вспоминает отца. Его правильно воспитали. Он все делает правильно. Когда он был молодым, и мы играли в паре, он вел себя порой вызывающе. К этому надо было привыкнуть, но с ним всегда было интересно. Сейчас я уважаю его даже больше.

- Как прошел переходный период от игрока НХЛ к комментатору. Были неожиданности? 

- Пришлось многому учиться. Я завершил карьеру в НХЛ в апреле 2015 года и стал тренером школьной команды. Мне нравилась эта работа. Потом я сотрудничал с "Флорида Пэнтерз", с их отделом по развитию игроков. Тогда я многому научился. Я учился, что и когда надо говорить, когда надо сдержаться и просто послушать других. Затем я снова вернулся в школьную команду. Но я решил, что стоит попробовать себя в качестве комментатора "Предаторз". Я хотел быть в деле. Пока мне нравится. Я всегда останусь самим собой. Если я начну кого-то копировать, мне будет плохо. Я своему начальству каждый день говорю: "Если вам что-то не нравится, скажите мне, и я постараюсь исправиться. Но я всегда буду самим собой". В детстве я болел за "Бостон". Я помню, как комментировали игры команды Фред Кьюзик и Дерек Сандерсон. Я помню, что Линдон Байерз не проиграл ни одного боя. Что касается неожиданностей… Я узнал, что на аренах журналистов кормят. Не стоит наедаться дома, потому что на стадионе будет обед, а потом еще в перерывах можно перекусить. Я об этом не знал. Не знал, что вы тут отъедаетесь. Это был сюрприз.

Расширить