Skip to main content

Пять вопросов Эдди Ольчику о борьбе с раком

Бывший нападающий "Чикаго" и комментатор NBC рассказывает о том, как победил болезнь

Автор Трэйси Майерс @TraMyers_NHL / Штатный автор NHL.com

В рубрике "Пять вопросов..." мы беседуем с ключевыми фигурами в хоккее, спрашивая их о жизни, игре, карьере и последних новостях. Сегодня мы разговариваем с бывшим нападающим НХЛ и нынешним ведущим NBC Эдди Ольчиком, который победил третью стадию рака кишечника.

В эти дни Эдди Ольчик уже чувствует себя лучше и выглядит похожим на себя. Хоть он и на 18 кг легче, чем когда проходил лечение химиотерапией от рака.

"Я теперь влезаю вот в такие узкие джинсы, - говорит с улыбкой Ольчик. - Я вернулся к своему боевому весу. То есть к нормальной жизни. И не могу чувствовать себя лучше".

Для 52-летнего Ольчика программа НХЛ по борьбе с раком значит многое. Ольчику, который также работает аналитиком на телевидении "Чикаго Блэкхокс", был диагностирован рак 4 августа 2017 года. 22 марта, когда в United Center "Ванкувер Кэнакс" со счетом 5:2 переиграл "Блэкхокс", он объявил, что победил болезнь.

В воскресенье, когда "Чикаго" со счетом 3:1 переиграл "Миннесоту Уайлд" в United Center, Ольчик снова принимал участие в программе Hockey Fights Cancer. Он вел предматчевую "Пурпурную дорожку" вместе с бывшим форвардом "Блэкхокс" Адамом Беришем. Они приветствовали болельщиков, сражающихся с раком, потерявших в этой борьбе близких или тех, кто уже одолел болезнь. Также в воскресенье Ольчик, сыгравший свой последний матч в НХЛ за "Блэкхокс" 9 апреля 2000 года, принял участие в акции One More Shift ("Еще одна смена").

Вашему вниманию "Пять вопросов... Эдди Ольчику":

- В прошлом ноябре вы проходили курс химиотерапии и одновременно участвовали в мероприятиях по борьбе с раком. Как вы себя чувствуете в этом году?
- Эмоций по-прежнему много, учитывая то, где я был раньше, и где нахожусь сейчас. Вообще это одна из самых замечательных инициатив лиги, в которых я участвовал. И это крайне важно, потому что касается нас всех. Приятно находиться по эту сторону барьера, чувствовать себя хорошо и вернуться к нормальной жизни. Я надеюсь, что люди узнают о моей истории, и она вдохновит других на свою борьбу и сделает чей-то день ярче. Это очень эмоциональная штука. И сейчас я чувствую себя совсем по-другому, чем год назад.

- Вы все еще думаете о раке на постоянной основе?
- Да, воспоминания очень свежи. А когда ты находишься в публичном пространстве, то видишься с людьми каждый день, и они спрашивают о твоем самочувствии и желают тебе выздоровления. От этого сложно абстрагироваться, и, наверное, у меня никогда не получится этого сделать. Просто потому, что мне приходится иметь с этим дело персонально, профессионально и в семье. Но все воспоминания еще свежи. В феврале мне предстоит пройти важное сканирование, это будет год, как я прекратил лечение. Мне все еще страшно, я продолжаю сражаться, но с этим надо просто жить. Так намного лучше, чем проходить через ежедневную борьбу с раком и приемом лекарств.

- 4 августа вы отпраздновали свадьбу сына Эдди-младшего. Это был ровно год после того, как вам диагностировали рак. Как прошел этот день?
- Ну, понятно, что было много эмоций. За год случилось очень много всего. Я дал Эдди и его жене Эрике обещание, что сделаю все, что в моих силах, чтобы присутствовать на свадьбе. И это было нелегко, потому что я не был уверен, что смогу. Был эмоциональный день, было много мыслей. Мне думалось не только о том, что я увидел свадьбу своего сына, но также о том, что я выполнил данное им обещание. Потому что я не знал, что произойдет за год. Я повидался с очень многими людьми, оказавшими влияние на мою жизнь, и разделил с ними свою радость. 4 августа у меня всегда будет эмоциональным днем, но намного больше благодаря 4 августа 2018 года, чем 4 августа 2017 года. Но все было здорово. Было приятно увидеть своего ребенка счастливыми, и как он начинает жизнь с тем, кого любит.

- К вам по-прежнему обращаются люди, будь то пожелания или их собственные истории о болезни?
- О, да. Я получаю письма, открытки, случайные электронные письма или просто встречаю людей на улицах. И это очень важно. Важно, чтобы люди имели возможность выражать свои эмоции и делиться своими историями, сообщать мне о том, что я им где-то помог. Это и была моя цель. Когда я болел, то думал: "Ладно, как я могу помочь другим, когда сам болею? Как мне связаться с ними? Как я могу кого-то вдохновить? Или как я могу кого-то от этого отвадить?" Я хотел продолжить слушать людей, поддерживать их и помогать, если кто-то попросит о помощи. Это происходит часто, и я надеюсь, что продолжит происходить, потому что я чувствую это своей обязанностью. Я должен быть хорошим слушателем, рассказывать свою историю и просто помогать людям. Ну или хотя бы вызвать на их лице улыбку. Такой подход существует у нас в семье, и он сохранится. Практически ни один день не проходит без того, чтобы я получил от кого-то письмо или кто-то поделился со мной своей историей. Если людям становится от этого лучше, это самое главное.

 

[Последние новости НХЛ в Твиттере @NHLrussia]

 

- В прошлом году вы работали на 40 матчах НХЛ, в том числе в плей-офф Кубка Стэнли. Как вы чувствуете себя сейчас, после возвращения к обычному плотному расписанию?
- Возвращение к нормальности стало лучшим лекарством. В этом сезоне у меня полноценное расписание, так что с учетом плей-офф наберется около 125 матчей. В прошлом сезоне я много отдыхал. Как я уже говорил, с августа прошлого года до конца февраля у меня было много свободного времени. Сейчас я чувствую себя как дома, и хочу здесь быть. Часто приходится слышать, что за год может многое измениться. И для меня это справедливо как ни для кого.

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.