Skip to main content

Федоров: от комсорга до миллионера и обратно

Как первый российский обладатель "Харт Трофи" бил рекорды и через боль совершал подвиги

Автор Игорь Рабинер @IgorRabiner / "Спорт-Экспресс" - специально для NHL.com/ru

Одновременно со стартовым вбрасыванием в "Столетней классике" 1 января 2017 года Национальная хоккейная лига начала празднование своего 100-го сезона. История созданной в 1917 году НХЛ одинаково богата яркими событиями и культовыми личностями, сыгравшими роль в сохранении этой истории.

Каждую субботу на протяжении всего 2017 года NHL.com/ru будет готовить материалы, посвященные празднованию столетнего юбилея лиги.

В этой серии мы расскажем о ключевых российских игроках, оставивших неизгладимый след в летописи хоккея. В этом выпуске: Сергей Федоров.

Однажды из-за Сергея Федорова меня чуть не выгнали с Олимпиады. Поэтому безразлично относиться к члену Зала хоккейной славы и одному из четырех россиян, вошедших в сотню лучших игроков в истории НХЛ, не могу по определению.

Было это в Нагано-1998. Феди, как называли его в России (знаменитое овечкинское "Папа Федс" появилось намного позже, когда Сергей Викторович в "Вашингтоне" завершал заокеанскую карьеру), там быть не должно было. Нет, не по той же причине, что Могильного, Зубова или Хабибулина, на те Игры ехать отказавшихся.

Федоров бастовал. С начала сезона-1997/98 не хотел подписывать с "Детройтом", в составе которого только что выиграл свой первый Кубок Стэнли, новый контракт - и утверждал, что назад дороги нет. Тем не менее Владимир Юрзинов и Алексей Касатонов, собиравшие первый НХЛовско-олимпийский состав России, спросили Сергея, может ли он в случае чьей-то травмы быть наготове. Форвард ответил положительно.

"Сломался" Ковалев. И когда Федорову позвонили еще раз, он сказал "да". В Японии его ждали, как мало кого другого. В том числе и журналисты - интервью российской прессе он не давал около года. Так что в вопросе, кто получит первый эксклюзив, на кону стояло многое. Ведь речь шла о единственном на тот момент российском обладателе "Харт Трофи".

Стереотипов - и в основном негативных - о Федорове было создано великое множество. Высокомерный, мол, мрачноватый. Но пока с человеком лично не пообщаешься, делать о нем умозаключения - большая ошибка. В чем я и убедился, когда оказался в столовой олимпийской деревни. Дождавшись окончания разговора между главным тренером Юрзиновым и Федоровым, я подошел к хоккеисту и попросил об интервью.

Беседовали мы более часа, и стереотипы рушились на глазах. Прям и откровенен. Отличная для "прожженного американца" русская речь. Правда, жаль было услышать фразу: "В "Детройт" не вернусь никогда". Знал бы Сергей, как все обернется...

...Японские секьюрити опустили меня с небес на землю. Оказалось, я просрочил все возможные дедлайны по пребыванию журналистов в деревне. В наказание мне пригрозили высылкой из Страны восходящего солнца первым самолетом. Редакция "Спорт-Экспресса", говорят, подключила к решению проблемы аж президента ОКР Виталия Смирнова.

В итоге все ограничилось "красной карточкой" в деревню до конца Игр. Зато эксклюзив с Федоровым красовался на первой полосе газеты. С заголовком "Когда-то Юрзинов назначил меня комсоргом". Кто помнит 90-е, тот поймет: слова "Федоров" и "комсорг" в связке звучали когнитивным диссонансом. Одно то, что миллионер помнит слово "комсорг", казалось почти невозможным...

А Олимпиаду ту "Федя" - с учетом и своей формы, и места на краю - отыграл отлично. Так, что прямо в Нагано "Каролина" сделала ему умопомрачительное по тем временам предложение на 38 миллионов долларов за 6 лет. Причем с 14-миллионным подписным бонусом и 12-миллионным - за выход команды в плей-офф, в то время как его зарплата составила 2 миллиона.

Кто же мог знать, что у владельца "Ред Уингз" Майка Илича накаленные отношения с коллегой из "Ураганов" Питером Карманосом, с которым они что-то не поделили еще во времена работы в юношеском хоккее? Илич повторит предложение ограниченно свободному агенту Федорову - несмотря на то, что те самые 12 миллионов фактически выбрасывал на ветер: тогдашний "Детройт" в плей-офф мог легко выйти и без Сергея.

А НХЛ извлечет из этой истории уроки. И после того случая подписные бонусы не выводятся из-под потолка зарплат.

***

Федоров вынужден был остаться в "Детройте". Но уже очень скоро был этому счастлив. Потому что второй год кряду выиграл Кубок Стэнли, четвертый плей-офф подряд набрав 20 и более очков. А в год третьего трофея с "Ред Уингз", в 2002-м, наберет 19, причем на его счету будут очки в каждом из пяти финалов с "Каролиной", куда когда-то чуть не перешел. Этот трехкратный обладатель Кубка Стэнли убедительнее кого-либо разрушил клише о россиянах как о некубковых бойцах!

Video: Сергей Федоров - лучший бомбардир среди россиян в НХЛ

Такой штамп было до поры и на самом Федорове. В первый чемпионский сезон "Детройт" играл эпический полуфинал с "Колорадо". В шестом матче ему во втором периоде сломали несколько ребер. Когда он ковылял в раздевалку, капитан Стив Айзерман бросил ему: "Ты нам нужен". Но главные слова в перерыве произнес Владимир Константинов. Суровый Владиатор тихо предупредил: "Не делай ничего, что может подставить нас всех!"

"Полгода, не зная о том, играл с переломом одного ребра, - рассказывал мне Сергей. - В середине серии с "Колорадо" мне добавили, а в шестой игре сломали еще несколько ребер. Я ушел со льда и в течение целого периода не мог восстановить дыхание, спазмы шли один за другим. В тот момент думал, что все, я закончился как игрок. Так сильно у меня никогда ничего не болело. Но потом дыхание вернулось, и я сказал доктору: "Давай, делай все, что угодно, но я должен выйти на площадку". Влад и Стиви ко мне действительно подходили. Я и сам чувствовал, что если не выйду, то мы можем проиграть. И вернулся на лед".

Федоров еле дышал, но через жуткую боль вышел на лед. И забросил победную шайбу, которая вывела "Красные Крылья" в финал, к первому за 42 года Кубку. "Это была награда за ту боль, которую я испытал, - сказал он мне. - И когда мы выиграли Кубок, и он оказался у меня в руках, я не хотел его отдавать. Так бы и катался с ним всегда!"

Вот так ковалось место в Зале хоккейной славы, куда его включили 9 ноября 2015 года. И к его показателю за энхаэловскую карьеру в 1365 очков (включая плей-офф), никто из его соотечественников и близко пока не подобрался.

А ведь невероятная степень федоровского универсализма была такова, что Скотти Боумэну он и в роли защитника понадобился. В одной из наших бесед Федоров вспоминал о том эпизоде так:

"Скотти вызвал меня перед одним из матчей и спокойно сообщил, что я перехожу в защиту, в пару к Крису Челиосу. Объяснил это тренер тем, что у нас большие кадровые проблемы в обороне. Если честно, я чувствовал это и сам. Поэтому решение Боумэна было логичным. А я рассудил так: лучше проводить на льду больше 20 минут в защите, чем 17-18 минут в нападении.

Мое желание играть в атаке все понимали, но команда была вынуждена перевести меня назад, и я осознавал: так надо. Ради команды готов на все. Тем более что чувствовал себя в защите комфортно. И это во многом заслуга Челиоса, который очень хорошо выбирает позицию и делал все, чтобы никто не мог оказать на меня физического давления. Это позволяло участвовать и в созидании".

Одно то, что Федоров - единственный хоккеист в истории лиги, выигравший "Харт Трофи" и "Селки Трофи" в один сезон, говорит о его разноплановости все. Продолжи он играть в обороне - и до "Норриса" дело могло бы дойти.

"Я даже конек Федорова не затмил", - сказал мне в 2002-м Павел Дацюк, его будущий товарищ по списку 100 лучших игроков НХЛ. Эффектная характеристика. Но теперь Волшебник вряд ли ее повторит.

***

В беседе в Нагано затронули и больную тему. Федоров не приехал в Москву с Кубком Стэнли, который его одноклубники Фетисов, Ларионов и Козлов впервые в истории привезли на Красную площадь. Профессор в прессе высказался жестко: "Не считаю, что это правильно - забывать о стране, из которой ты родом". Федоров объяснил мне, что был убит трагедией, случившейся с его другом Константиновым:

"То, что случилось у нас в "Детройте" через шесть дней после победы в Кубке Стэнли, меня просто убило, и я не испытывал того наслаждения от триумфа, какое должен был бы испытать. Даже если бы меня пригласили поехать в Москву - все равно бы отказался. Потому что не смог бы изображать радость, которой у меня не было. Не верю в "русскую тройку" или "русскую четверку". Верю в "русскую пятерку". Которой больше нет и не будет..."

Попутно оказалось, что однажды в разговоре со вторым тренером "Крыльев" Барри Смитом он предложил создать три играющие пятерки взамен двух - одну с Айзерманом, другую с Ларионовым и Козловым, третью - с ним, Федоровым, в центре. В итоге Боумэн разбил "Русскую пятерку", а другим россиянам кто-то нашептал: мол, Федоров не хочет с вами играть и делить славу.

"Большей чуши и придумать было нельзя, но почему-то они приняли это за чистую монету, и наши отношения изменились. А узнал, в чем дело, я только спустя восемь месяцев, когда позвонил Фетисов", - вздыхал Федоров. К счастью, все наладилось. В 2002-м Сергей приехал играть на Олимпиаду в Солт-Лейк-Сити к главному тренеру Фетисову и подчеркнул: "Если бы не Слава, то, думаю, меня бы в составе сборной не было".

***

"Все, что заработал в хоккее, ушло в никуда", - ошарашил Федоров признанием в недавнем интервью. Связался с аферистами. Не уникальная история для спортсменов, чьи деньги заманчиво пахнут.

Страшно представить, что чувствует человек, 20 лет ради этих миллионов гробивший свое здоровье на льду, когда ему приходится начинать с нуля.

Он и начал - с поста генменеджера ЦСКА, в котором начинал большую карьеру. Не сказать, что триумфально. И сейчас на его месте другой.

Когда человек, столько лет радовавший нас великой игрой, оказывается в такой ситуации, невозможно ему не сопереживать. Тем более - журналисту, который никогда не забудет того сумасшедшего вечера в Нагано.

Расширить