Skip to main content

Федоров заслужил находиться среди великих

Автор �������������� ������������ / НХЛ.com

Стив Айзерман хорошо помнит матч чемпионата мира-1990 в Швейцарии, когда он впервые увидел в деле Сергея Федорова.

"Он промчался по левому флангу, вошел в нашу зону и мощно щелкнул от синей линии", - удивлялся Айзерман. "Несмотря на то, что тот матч проходил на площадке европейских размеров, и дистанция до ворот была достаточно приличная, шайба пролетела над плечом голкипера нашей сборной, который даже не шелохнулся. Скорость и физическая мощь Федорова меня тогда сильно поразили".

Скотти Боумэн начал тренировать россиянина в 1993-м году, через три года после побега Федорова из СССР.

"Сергей был крепким парнем, но при этом удивительно хорошо катался на катках", - поделился воспоминаниями один из величайших тренеров в истории хоккея. "Он имел потрясающие навыки игры в защите, что тогда было нехарактерно для хоккеистов, приезжавших в НХЛ из Европы. Федоров был всесторонним игроком, который практически не имел слабых мест".

Первый сезон под руководством Боумэна стал поистине триумфальным для Федорова в плане индивидуальных достижений. Он завоевал приз Харта как MVP регулярного чемпионата, добавив к нему приз Селке, вручаемый лучшему форварду оборонительного плана.

Вскоре после той смены в поединке чемпионата мира, которая произвела неизгладимое впечатление на Айзермана, легендарный россиянин и канадец стали одноклубниками. Джимми Девеллано, тогдашний генерельный менеджер "Детройт Ред Уингз" выбрал Федорова в четвертом раунде драфта-1989.

"Мы знали, что на тот момент Сергей был лучшим 19-летним хоккеистом в мире", - сказал Девеллано. "Мы были уверены, что он не будет скитаться по низшим лигам и способен сразу принести пользу нашей команде. Поэтому мы задрафтовали Федорова и помогли ему совершить побег из расположения советской сборной".

Летом 1990-го года сборная СССР принимала участие в Играх доброй воли в Сиэттле, и Федоров был похищен из ее расположения при обстоятельствах, достойных пера Агаты Кристи. Россиянин был доставлен в Детройт на личном самолете владельца "Красных Крыльев" Майка Илича.

Усилия руководства "Ред Уингз" были не напрасны. Федоров сумел отличиться в своем первом же матче в НХЛ. А шесть лет спустя воспитанник ЦСКА забросил все пять шайб "Красных Крыльев", которые в овертайме переиграли "Вашингтон Кэпиталз". Он стал первым российским хоккеистом, которому удалось достичь отметки в 1,000 игр и 1,000 результативных баллов в НХЛ.

У Федорова было настолько хорошее катание, что Боумэн иногда использовал его на позиции защитника. По словам легендарного наставника, он не рискнул бы провернуть подобный трюк даже с Марио Лемье или самим Уэйном Гретцки.

"Я думаю, что из Сергея получился бы защитник звездного уровня", - признался Боумэн. "Когда мы вынужденно поставили его в оборону, Федоров играл на протяжении нескольких недель так, как будто провел там всю свою карьеру".

Федоров стал первым россиянином в составе "Красных Крыльев". Но вскоре к нему присоединилось еще 4 соотечественника в лице Игоря Ларионова, Вячеслава Козлова, Владимира Константинова и Вячеслава Фетисова. Звено россиян окрещенное "Русской Пятеркой", стало главной причиной завоевания "Детройтом" Кубка Стэнли в 1997-м году.

"Они очень гордились тем, что играли вместе", - признался Боумэн. "Сергей был лидером "Русской Пятерки", но все эти парни пришли из одной хоккейной школы и понимали друг друга с полуслова. Их игра строилась на владении шайбой, скорости и пасе".

9-го ноября Федоров был введен в Зал хоккейной славы наряду с одноклубником Никласом Лидстремом, а также Филом Хаусли и Крисом Пронгером.

"Сергей - один из лучших хоккеистов, с которыми мне когда-либо доводилось работать", - заметил Боумэн. "Он умел делать на льду абсолютно все. Федоров - один из игроков, которого любой тренер без всяких сомнений выпустит в последние решающие минуты встречи".

Федоров завоевал с "Ред Уингз" три Кубка Стэнли и стал первым европейцем, удостоившимся приза Харта.

"Я играл в хоккей, потому что любил эту игру, а не из-за индивидуальных достижений и призов", - поделился своим мнением новоиспеченный член Зала славы. "Но теперь, оглянувшись назад, я осознаю, что мои индивидуальные награды стали причиной моего признания. Я очень счастлив, что вошел в Зал славы".

Расширить