Skip to main content

Федор Канарейкин о великой Суперсерии-1972

НХЛ.com @NHL

В сентябре 1972 года после серии матчей лучших игроков Советского Союза и сборной Канады, составленной из ведущих хоккеистов НХЛ, которая получила название Суперсерия, хоккей изменился навсегда. В самый разгар "холодной войны", когда любое противостояние рассматривалось с политической, социальной точки зрения и не только, 8 матчей этих команд стали столкновением двух разных хоккейных идеологий, которое приковало к себе внимание людей по обе стороны "железного занавеса". Когда 28 сентября все завершилось, сборная Канады победила, выиграв 4 матча, проиграв 3 и один сведя вничью, стало очевидным одно: хоккей уже никогда не будет прежним.

NHL.com/ru отмечает 43-ю годовщину этого эпохального события серией эксклюзивных материалов и рассказами о Суперсерии советских и российских хоккеистов, как бывших, так и действующих.


Федор Канарейкин, 60 лет, чемпион СССР 1976 года в составе "Спартака", чемпион мира среди молодежных команд (1974, 1975) в составе сборной CCCР, тренер

NHL.com/RU: Как вы узнали о Суперсерии-72?

Канарейкин: Я с нетерпением ждал эту серию. Мне уже было достаточно лет, я серьезно увлекался хоккеем. Эта серия держала всех в напряжении. Вся страна ей жила. У нас было мало информации на тот момент о канадцах, представление о ней мы получали только по материалам из СМИ. Что бы не говорили, мы считали себя полупрофессионалами. У нас люди все-таки учились, работали на заводах. А против них играли полные профессионалы, хоккейная элита того времени. У нас были свои большие мастера и мы ждали, как на фоне канадцев будут выглядеть наши ребята.

NHL.com/RU: И вот первый матч. Вы его смотрели?

Канарейкин: Конечно видел и хорошо помню. Я вырос в одном доме с Евгением Зиминым, который забросил первую шайбу сборной СССР в Суперсерии, на Щербаковской улице в Измайлово. Я хорошо и маму его знал. И весь двор на следующий день обсуждал момент, когда он забил гол. Мы радовались, кричали так, что весь дом ходил ходуном. Так, наверное, многие болельщики в СССР радовались.

NHL.com/RU: А когда канадцы первые две шайбы забили, сердце не екнуло?

Канарейкин: Конечно, екнуло. Было видно, что наши ребята сильно занервничали. Все-таки непривычная ситуация, когда они играли там, при таком количестве зрителей. Это Мекка хоккея. Это другие впечатления, другое качество игры.

NHL.com/RU: Как вы считаете, какое воздействие оказала эта серия на отечественный и канадский хоккей?

Канарейкин: В СССР хоккей тогда был спортом номер 1. Хоккеем болели и первые лица страны. Такого значимого исторического противостояния уже никогда больше не будет. Эта Суперсерия стала прологом последующих встреч между клубными командами.

NHL.com/RU: Как вы думаете, что в России чаще вспоминают – Суперсерию или Лейк-Плэсид?

Канарейкин: Это немного полярные моменты. Я думаю, что все-таки Суперсерию. Конечно понятно, что Олимпиада-80 - это заноза в сердцах наших игроков и болельщиков. Но это тоже история, и никуда от нее не деться. Но сложно описать масштаб того, что сделала Суперсерия для развития это вида спорта в нашей стране и вообще в мире. Это можно сравнить с полетом Гагарина в космос.

Расширить