Skip to main content

Читайте: Буре рассказывает о "химии" троек

Автор Павел Буре / НХЛ.com

Легенда российского и мирового хоккея Павел Буре стал автором NHL.com/ru. Он будет делиться своими мыслями о самых важных темах и событиях по ходу сезона в авторской колонке на нашем сайте.

На этой неделe прославленный нападающий делится мыслями о том, что способствует ледовой "химии" в звеньях:

Мне достаточно сложно сказать, кто были лучшими партнерами по звену в моей карьере. Мне повезло в том плане, что на протяжении многих лет довелось поиграть с мастерами высочайшего класса, причем с представителями как советской, так и североамериканской хоккейных школ. Сложно всех перечислить, при этом никого не забыв. Однако особняком, наверное, стоит сказать о звене Могильный-Федоров-Буре, которое зародилось со времен ЦСКА и молодежного чемпионата мира и считалось одним из самых перспективных.

Мне было особенно приятно играть с этими ребятами. Все мы были ровесниками и понимали друг друга буквально с полуслова. Но так получилось, что мы все уехали в НХЛ и стали выступать за разные клубы. Тройка мечты разбилась. Нам по сути так и не удалось раскрыться вместе и показать все, на что мы были способны.

На протяжении карьеры мне посчастливилось поиграть с лучшими хоккеистами различных поколений. Но для меня лучшим звеном в истории хоккея является тройка Сергей Макаров-Игорь Ларионов-Владимир Крутов. Больше таких сочетаний, когда игроки так идеально взаимодействовали друг с другом, я в своей жизни не видел.

Но если в СССР и России тройкам и пятеркам игроков уделялось огромное внимание, то в НХЛ никто не заботился о сочетаниях звеньев. В командах была постоянная текучка кадров, совершались обмены, кто-то приходил, кто-то уходил. Поэтому мои партнеры по звену менялись очень часто. С момента переезда за океан у меня не было ни одного сезона, который я отыграл бы с одними и теми же хоккеистами. Поэтому приходилось постоянно подстраиваться под разные игровые стили новых партнеров.

Такова реальность в НХЛ. Мне, как игроку, выросшему в советской системе, на первых порах такие тасования партнеров были немного непривычны. Ведь я думал, что, как и старшие товарищи, проведу всю свою хоккейную карьеру в ЦСКА с одними и теми же партнерами по нападению. Когда мне было 14-15 лет, тренеры уже делали намётки по поводу того, с кем мне будет лучше всего играть. Поэтому я настраивался на то, что проведу всю карьеру в звене с Федоровым и Могильным.

В НХЛ же мне пришлось столкнуться с совсем другой практикой. Там ты по сути никогда не знал, что случится на следующий день, поскольку каждого хоккеиста могли обменять практически в любой момент. Иногда игроки сами изъявляли желание перейти в другой клуб и по истечении срока текущего соглашения подписывали контракт с новой командой.

Даже на тренировках партнеры менялись постоянно. Ведь очень непросто преодолеть дистанцию длиной в 82 матча регулярного чемпионата, которые следуют один за другим. И это не считая плей-офф, где начинается настоящая мясорубка. Мало кому удается пройти весь сезон на одном уровне. Поэтому наставники в заокеанских клубах постоянно смотрят, кто в какой форме находится и меняют сочетания, пытаясь найти оптимальный вариант.

Тасование звеньев зависит также и от каждого соперника, против которого нужно сыграть определенным образом. Одни команды делают акцент на оборону, другие больше полагаются на атакующие действия. В зависимости от этого наставники клубов пробуют различные сочетания.

Однако мне удалось к этому привыкнуть довольно быстро, потому что я не так уж и много времени провел в звене с Федоровым и Могильным до приезда в НХЛ. Да и на уровне юношеских и молодежных сборных СССР мне приходилось выступать с разнвми партнерами по нападению. Поэтому переезд за океан в этом плане не был для меня очень болезненным.

Многое зависело и от того, в сочетании с кем тебя видел главный тренер команды. Например, Джино Оджик не был самым лучшим хоккеистом в мире, но у него были необходимые качества другого плана. Джино был одним из самых сильных тафгаев своего времени и выступал в роли моего телохранителя на льду. В зависимости от соперника тренерский штаб "Ванкувер Кэнакс" ставил его в одно звено со мной во избежание возможных неприятностей. При этом я могу сказать, что получал удовольствие от игры с Оджиком.

Поэтому в НХЛ очень сложно найти звенья, играющие в одном составе долгое время. Даже успешные сочетания зачастую разбиваются из-за травм, спадов в игре того или иного хоккеиста. Взять, например, звено "тройняшек" из "Тампы", которое наводило ужас на соперников в прошлом сезоне. А в нынешней регулярке Кучерова, Палата и Джонсона разбили по разным тройкам. Мне нравится, как выступает звено "Чикаго Блэкхокс" Панарин-Анисимов-Кейн. Но неизвестно, насколько долго они будут играть вместе, если в их действиях что-то разладится. Такого, как было в СССР, где хоккеисты десятилетиями выступали в одном и том же сочетании, сейчас уже нигде не увидишь.

Расширить