Skip to main content

Буре: "Для меня все вратари были неудобными"

Колумнист NHL.com/ru Павел Буре рассказывает, зачем пробивал полсотни буллитов до и после тренировок

Автор Павел Буре / специально для NHL.com/ru

Регулярный чемпионат перевалил за середину и одним из тех сюжетов, мимо которого трудно пройти мимо, является игра российских вратарей. Андрей Василевский и Сергей Бобровский демонстрируют великолепный хоккей и являются, на мой взгляд, легитимными претендентами на "Везина Трофи".

За последние 30 лет у России во все поколения были сильные вратари в НХЛ. Однако лично я - возможно, меня поправят - не припомню, чтобы сразу двое россиян по ходу одного сезона конкурировали друг с другом за звание сильнейшего голкипера лиги.

Особенно впечатляет прогресс Василевского, которому еще только 23. Очевидно, что он один из тех, кто раскрылся на этой позиции раньше других. Как правило, расцвет у вратарей наступает позже, когда они, проведя побольше времени в атмосфере НХЛ, приобретают опыт, а вместе с ним спокойствие. Хотя в этом вопросе все настолько индивидуально, что удивляться ничему не приходится. Кто-то выстреливает раньше, кто-то чуть позже.

Video: МОН-ТБЛ: Василевский справился с броском Дано

В этом смысле не стоит также забегать вперед и строить далеко идущих планов на будущее голкиперов. Рассуждать в стиле, что если Василевский к 23 годам играет в "Матче звезд" НХЛ, то до каких масштабов он дорастет к 30? В хоккее сезон на сезон не приходится. Самая серьезная проверка для голкипера - проверка временем. Потому что его мастерство оценивается стабильностью его игры.

Есть такой штамп "вратарь - полкоманды". В общем, я должен сказать, что в немалой степени это правда. С хорошим вратарем любая команда играет с другим уровнем уверенности. И потом, вспомните о цене ошибки. Ошибка нападающих и вратарей имеет несколько разные последствия, не правда ли?

Чтобы составить полноценное впечатление об игре голкипера, нужно, конечно, смотреть его в деле. Количество пропущенных голов в среднем за матч сильно зависит от того, как играет вся команда. Шатауты могут быть достигнуты при разных обстоятельствах. Количество сэйвов дает общее представление, но как насчет качества бросков, с которыми столкнулся вратарь? Что это было: 15 бросков от синей линии, или он тащил всю игру, отражал выходы один на один, делал ключевые перехваты за воротами?

За вратарями следят не только специалисты, но и соперники. Знаю, что многие нападающие внимательно изучают голкиперов других команд. Лично я этим никогда не занимался. Во всех клубах, где я играл, были тренеры по работе с вратарями и на собрании перед игрой они объясняли всей команде специфику действий голкипера соперника: кто работал в основном внизу, кто больше стоял на ногах.

Мне, как форварду, этой информации было достаточно. Наверное, это связано с тем, что в игре я никогда не действовал шаблонно и всегда принимал решения по ситуации. Бросать или обводить? У меня были доли секунды, чтобы принять это решение, и я мог не сомневаться, что вратарь не сможет меня предугадать. Ну, хотя бы потому, что я сам не знал, как буду действовать в том положении.

В НХЛ не было удобных вратарей. В этой лиге они для меня все были неудобными, случайные люди здесь не задерживались. И я ко всем относился с уважением. С другой стороны, не припомню, чтобы был какой-то голкипер, которой доставлял мне особенные хлопоты или чтобы я кому-то не мог забить. Возможно, какие-то единичные случаи и были, но никакого комплекса ни перед одним вратарем я совершенно точно не испытывал.

Хоккей - игра во многом психологическая, однако многое решают навыки и умение быть в нужном месте в нужное время. Я знал, что хоть один голевой момент даже в самом плохом матче у меня будет, и я обязан был его использовать. Концентрировался на этом шансе, отрабатывал свои действия.

Перед тренировками я выходил на лед с вратарями и по хорошему, чистому льду пробивал им много буллитов. Иногда делал по 30 попыток. Затем оставался после занятия и старался сделать еще столько же по шершавому льду, где скользишь совсем иначе. Мне нужно было поставить себя в разные условия, потому что выход один на один мог случиться в игре абсолютно в любой момент и состояние льда вообще не должно было быть фактором.

Video: Буре использует отскок от конька

Моя игра предполагала быстрые отрывы, и у меня их случалось немало. Я знал, что должен довести реализацию до четырех моментов из пяти. Большего желать было трудно. В НХЛ фактически каждый вратарь мог остановить и Уэйна Гретцки, и Марио Лемье, и остальных. Когда я убегал один на один, у меня было пять-шесть вариантов развития событий в зависимости от того, где стоял вратарь и какой участок ворот он открывал. Мое преимущество перед ним заключалось в том, что даже если он знал все эти варианты, все равно не мог предугадать, какой из них я выберу в тот самый момент.

Говорят, в жизни вратари странные люди. Я могу на это заметить, что вратари - люди разные. Хотя бы потому, что все люди - разные. Конечно, в хоккее это особенная позиция. Полевых игроков два десятка, а он один. И на нем огромное давление перед каждым матчем, потому что все знают: любая его ошибка приведет к взятию ворот. Могу представить, что постоянная психологическая нагрузка откладывает отпечаток на характер человека. Однако через меня прошла масса вратарей и со всеми сложились хорошие отношения.

Расширить

НХЛ использует файлы cookie, веб-маячки и другие подобные технологии. Используя сайты НХЛ и другие онлайн-сервисы, вы даете разрешение на методы работы, описанные в Политике конфиденциальности и Условиях соглашения, в том числе об Использовании файлов cookie.