SHARE
Поделитесь с друзьями


    23 российских брата на Олимпиаде в Нагано

    Павел Стрижевский - Обозреватель NHL.com/ru

    Поделитесь с друзьями


    23 российских брата на Олимпиаде в Нагано
    23 российских брата на Олимпиаде в Нагано

    За свою современную историю сборная России семь раз участвовала в турнирах, где собирались лучшие хоккеисты поколения: на двух Кубках мира (1996, 2004) и пяти Олимпийских играх (1998, 2002, 2006, 2010, 2014). Накануне нового Кубка мира в Торонто, до старта которого осталось менее двух недель, NHL.com/RU предлагает вам вспомнить, что для России значили те турниры и чем они закончились.

    Сегодня на очереди – первая в истории Олимпиада с участием игроков НХЛ, состоявшаяся в феврале 1998 года.


    Контекст

    22 апреля 1997 года президент Федерации хоккея России Валентин Сыч возвращался с дачи в Москву с женой и личным водителем. На одной из тихих подмосковных развилок его Volvo поджидал"Москвич-427 ". Сидевшие в нем киллеры открыли огонь по иномарке, и руководитель российского хоккея погиб на месте. До первого в истории олимпийского турнира с участием игроков НХЛ оставалось меньше 10 месяцев.

    Эта леденящая душу история самым гармоничным образом наложилась на общую атмосферу, окружавшую в те годы российский спорт. Многие российские энхаэловцы-миллионеры и до того старались не приезжать в страну, опасаясь рэкета и бандитизма, так что гибель Сыча лишь укрепила правильность собственных опасений в их сознании. И, конечно, не могла не сказаться на желании некоторых выступать за сборную.

    Буквально за пару недель до гибели Сыч успел принять одно важное решение, а именно - назначить Алексея Касатонова на должность менеджера сборной по Северной Америке. В тот момент появление в этой роли прославленного и авторитетного 37-летнего защитника, поигравшего в НХЛ и едва завершившего карьеру, действительно было необходимым. После чудовищного бардака, скандалов и склок, что творились вокруг и внутри российской команды на Кубке мира-1996 несколькими месяцами ранее, взаимоотношения энхаэловцев с чиновниками из ФХР были загублены напрочь. Солидная группа звезд первой величины, о которых пойдет речь чуть ниже, заявили, что больше выступать за сборную России не намерены.

    Частично растопить этот лед помогла первая же инициатива Касатонова в новой роли. В августе 1997-го Алексей организовал и провел под Филадельфией предолимпийский сбор для энхаэловцев, который он сам предпочитал называть на американский манер – "тренинг-кемп". Каждого из прилетавших игроков Касатонов лично встречал в Нью-Йорке, и вообще в организационном плане мероприятие прошло безупречно. Из числа участников этого слета в итоговую заявку сборной в Нагано вошли вратарь Трефилов, защитники Гончар, Гусаров, Каспарайтис, Б.Миронов и Юшкевич, а также нападающие Зелепукин, Коваленко и Яшин.

    Для хоккеистов всего мира получить приглашение в сборную своей страны на Олимпиаду в Нагано – первые в истории Игры с участием игроков НХЛ – было одним из главных событий всей их спортивной биографии. Никто даже не задавался вопросом, ехать туда или нет – лишь бы только позвали да лишь бы не травмироваться в последний момент. Так было у всех, кроме сборной России. Настолько глубокую душевную травму оставил у всех Кубок мира-96, столько гадостей хоккеисты и чиновники федерации наговорили друг про друга, что даже "олимпийский пряник" не сгладил прошлых обид. Вратарь Николай Хабибулин, защитники Вячеслав Фетисов, Владимир Малахов и Сергей Зубов, нападающие Игорь Ларионов, Александр Могильный и Вячеслав Козлов выступать за Россию в Нагано отказались наотрез. Вдобавок, Алексей Ковалев, Виктор Козлов, Андрей Николишин и Александр Карповцев не смогли приехать из-за травм.

    Впрочем, есть свидетельства, что в самые последние недели перед Играми, по мере нарастания ажиотажа, некоторые из "отказников" начали жалеть о своем решении или как минимум сомневаться в его правильности. Например, Хабибулин и Ларионов. Но, увы, сделали это слишком поздно.

    Тренер

    Тем временем, на должность президента ФХР избрали Александра Стеблина, на тот момент возглавлявшего сильнейший российский клуб 1990-х годов московское "Динамо", - и тот занялся поиском главного тренера. Сегодня такое даже представить сложно, но в те годы отсутствие у сборной главного тренера за полгода до Олимпиады не казалось чем-то из ряда вон выходящим.

    Возглавить сборную Стеблин предложил Владимиру Юрзинову, одному из патриархов российского тренерского цеха и, пожалуй, сильнейшему из работавших тогда отечественных специалистов. Юрзинов в тот момент настолько успешно и плодотворно работал в Финляндии с клубом ТПС, и даже взял паузу на размышление.

    "Честно говоря, про Нагано я стараюсь не вспоминать, – много лет спустя говорил Юрзинов в интервью Championat.com. – Для меня это была шестая Олимпиада из восьми, в которых участвовал. Время тогда было смутное. После Кубка мира-96 возникли раздоры. Вася не хочет играть с Петей, Петя – с Колей, эти на этих, те на тех… Весной 97-го убили Сыча. Умер [Игорь] Дмитриев."

    "Кандидатура на эту должность была фактически одна, - вспоминал позже Касатонов в книге известного журналиста и писателя Игоря Рабинера "Хоккейное безумие от Нагано до Ванкувера". – Нельзя не сказать и о большом мужестве, которое проявил в той ситуации Юрзинов. Он принял команду, когда она была практически неуправляемой. И на него ложилась огромная ответственность: ведь выступать предстояло на Олимпиаде, в которой впервые участвовали профессионалы из НХЛ".

    Помощниками Юрзинова согласились стать его ученики Петр Воробьев и Зинэтула Билялетдинов. Кроме того, тренером вратарей сборной впервые стал легендарный Владислав Третьяк, на протяжении нескольких лет занимавший аналогичный пост в "Чикаго Блэкхокс".

    Звезды

    Даже несмотря на десяток с лишним отказавшихся и травмированных из числа "железобетонных" кандидатов, олимпийский состав сборной России все равно получился респектабельным. В обороне выделялись Сергей Гончар и Алексей Гусаров, Алексей Житник и Дарюс Каспарайтис. Да и остальные защитники - Борис и Дмитрий Мироновы, Дмитрий Юшкевич и Игорь Кравчук – явно не последние люди в российском хоккее той эпохи.

    Капитаном и безусловным лидером той сборной по духу был Павел Буре. Во многом благодаря ему, в команде на протяжении всей Олимпиады царила исключительно дружеская и теплая атмосфера. Именно он выдал самую памятную фразу, заявив еще перед началом турнира, что на время Игр у него не один брат, а 22.

    Из числа прочих блистательных форвардов той эпохи, приехали Валерий Каменский и Алексей Жамнов, Сергей Немчинов и Алексей Яшин. Роль капитана, кстати, изначально была предложена именно Каменскому, но форвард "Колорадо" в силу склада характера попросил назначить кого-нибудь еще. Но сильнее всех удивил Сергей Федоров. Когда в последний момент получил травму Алексей Ковалев, центрфорвард "Детройта" сам позвонил Стеблину и сообщил о готовности приехать в Японию. О своем желании сыграть на Олимпиаде Федоров заявлял еще летом 97-го, едва выиграв с "Ред Уингз" свой первый кубок Стэнли, но договориться с клубом о новом контракте к осени так и не сумел. И первую половину сезона фактически пробастовал. К моменту приезда в Нагано, его пауза в игровой практике исчислялась более чем семью месяцами.

    Вратари

    Поначалу казалось, что отказ Хабибулина бьет по перспективам сборной на тех Играх особенно больно. В тот момент он был единственным российским основным вратарем клуба НХЛ, в то время как Михаил Шталенков в "Анахайме" в лучшем случае делил игровое время, а Андрей Трефилов в "Баффало" и подавно был глубоким дублером позади Доминика Гашека. Именно Шталенков и получил в итоге роль "первого номера", проведя на олимпийском турнире все матчи, за исключением групповой встречи с Финляндией.

    Ожидания

    После триумфа США на Кубке мира-96 от первой в истории "энхаэловской" Олимпиады весь мир, конечно же, ждал продолжения североамериканского "банкета". Все ведущие страны привезли в Японию свои действительно сильнейшие составы. Понятие "отказник" существовало в тот момент только на российских широтах. В то же время, за одну лишь середину 1990-х российских болельщиков еще не успели отучить, что их сборная на международных турнирах может довольствоваться каким-либо местом, кроме первого. В конце концов, золото Альбервилля было выиграно всего за шесть лет до Нагано, и вообще до 1992 года включительно Советский Союз побеждал на семи из последних восьми олимпийских турниров, начиная аж с Игр-1964. Конечно, приезд игроков НХЛ существовавшую до этого картину мира существенно усложнял, но не настолько, чтоб в России были готовы довольствоваться малым.

    Реальность

    Играть всем пришлось фактически с листа, поскольку НХЛ прервала свой регулярный чемпионат за считанные дни до старта олимпийского турнира. К счастью для россиян, их первым соперником была команда из Казахстана, которую даже полусонные энхаэловцы разнесли в пух и прах – 9:2. Сергей Федоров уже на второй минуте открыл счет, а Павел Буре, Коваленко и Яшин сделали по дублю.

    Матч с Финляндией получился куда труднее. Россияне уже в первом периоде умудрились схватить шесть (!) удалений, и к 8-й минуте на табло горели 0:2. Перехватить инициативу команда Юрзинова сумела лишь в середине 2-го периода. Яшин сравнял счет – 3:3, а за три с небольшим минуты до конца встречи Алексей Морозов забросил победную шайбу. Волевую победу (2:1) в заключительной групповой встрече россияне одержали и над Чехией. Уступая в счете, в начале 3-го периода Валерий Буре и Жамнов ухитрились забить Гашеку с разницей в 10 секунд.

    "Жамнов забил классный гол – протащил шайбу между двумя защитниками и, уже лежа на льду, попал в "девятку". Гол просто уникальный!" – восторгался Буре-младший после того матча.

    Заняв таким образом первое место в группе, Россия получила в награду четвертьфинал против Белоруссии. И без особых проблем с нею разобрались – 4:1 (голы - Каменский, Коваленко, П.Буре и Морозов).

    20 февраля, в день рождения Юрзинова, настал черед полуфинала с финнами, которому суждено было превратиться в один из самых памятных и культовых матчей в новейшей российской истории. Уже к 21-й минуте Россия усилиями Павла Буре вела 3:0 (все три шайбы сам же капитан сборной и забросил). Однако финны уже до конца 2-го периода нашли в себе силы отыграться, перебросав команду Юрзинова на этом отрезке – 15-4. А в начале 3-го периода – повторно сравнять счет после того, как Жамнов забил 4-й гол. Но на то, чтобы отквитать шайбу Коваленко, заброшенную на 47-й минуте, у финнов не хватило ни сил, ни удачи, ни умения. Более того, Буре-старший добавил к своему хет-трику еще два гола, став первым и пока единственным игроком в олимпийской истории, отличившимся пять раз за матч.

    - Вы когда-нибудь забивали пять голов в одном матче? – спросили Павла на послематчевой пресс-конференции.

    - Да, помню свою первую игру за детскую команду ЦСКА. Мне было 12 лет. Мы встречались в матче на первенство Москвы с "Локомотивом", и я забил не пять, а девять голов. Наш ЦСКА выиграл - 30:0.

    - Вы уже много лет прожили в Канаде. Не собираетесь менять гражданство - сборная Канады, наверное, с радостью возьмет вас в свои ряды? Как думаете, вы больше россиянин или канадец?

    - Естественно, я могу получить канадский паспорт. Но никто меня не поймет. Потому что, с одной стороны, я никогда не стану настоящим канадцем, а с другой, это - предательство России. Поэтому я всегда буду играть за свою страну и гражданство менять не собираюсь.

    Тем временем, в другой половине медальной сетки чехи методично разобрались сперва со звездными американцами, приехавшими в Нагано практически в своем чемпионском составе Кубка мира полуторалетней давности, а в сумасшедшем по накалу полуфинале одолели по буллитам Канаду. В серии штрафных бросков великолепный Доминик Гашек не дал канадцам забить себе ни разу.

    Запаса российской удачи хватило лишь на часть финала. Забить Доминатору не представлялось возможным и в этот день. На протяжении 48 минут не могли пробить Шталенкова и чехи, дважды попавшие в штанги его ворот. Но в середине третьего периода Патера выиграл у Яшина роковое вбрасывание и отбросил чуть назад под бросок защитника с говорящей фамилией Свобода. В момент его броска Шталенков был закрыт кем-то из чешских форвардов, боровшихся на пятачке с Коваленко. Шайба, дважды изменив направление, влетела в "девятку". Юрзинов перетасовал пятерки, брал тайм-аут, но чехи, забросив, совсем "засушили" игру и заслуженно выиграли своё первое в истории олимпийское хоккейное золото.

    Реакция

    Валерий Зелепукин: "Это была самая лучшая сборная нашей страны, за которую я когда-либо играл. Обстановка в команде, сплоченность ребят, отношение к нам со стороны Федерации хоккея, Олимпийского комитета - все было очень хорошо, и если такая обстановка будет во всей России, людям станет жить легче. Да, мы проиграли - но лучше команды в моей жизни не было. Нас не считали за фаворитов вначале - только мы сами верили в то, что можем выиграть. Говорили между собой об этом. А ни канадцы, ни американцы нас не воспринимали всерьез. Мы дошли до финала и рады, что европейский хоккей здесь преобладал над североамериканским. "

    Михаил Шталенков: "С одной стороны, это было удачное выступление. Если бы кто-то перед Олимпиадой мне сказал, что мы будем вторыми, я бы воскликнул: "Вот это здорово!" Как-никак, нашими соперниками были шесть сборных, составленных из энхаэловцев. Но с другой – когда ты уже вышел в финал, то все мечты – только о золоте. И когда оно ускользает у тебя из рук, испытываешь горькое разочарование. Ведь в групповом турнире в матче с этой же командой мы нашли в себе силы переломить ход игры, забросить две шайбы в третьем периоде и победить. Но на финал нас, увы, немножко не хватило".

    Знали бы они тогда, что это олимпийское серебро на долгие десятилетия так и останется лучшим достижением пост-советского хоккея…

    В следующем материале NHL.com/RU читайте о том, как для сборной России сложились Олимпийские игры-2002 в Солт-Лейк-Сити.