Мы внесли изменения в Условия предоставления услуг и Политику конфиденциальности. Если вы продолжаете пользоваться онлайновыми услугами НХЛ, это означает, что вы соглашаетесь с изменениями в этих документах и с урегулированием споров при помощи арбитражного разбирательства.

Хартнелл о благотворительности, городе и др

понедельник, 07.04.2014 / 05:59
Кэтрин Таппен  - Корреспондент NHL.com

Он один из самых узнаваемых игроков НХЛ и не только благодаря своей рыжей шевелюре, которая выбивается из-под шлема. Скорее его способность относиться к себе с улыбкой привлекает к нему партнеров, болельщиков, да и соперников. В 2012 году он создал свой Фонд "#hartnelldown Foundation" и очень гордится своими достижениями в личной и жизни и профессиональной карьере.

Кэтрин Тэппен: Вы действительно думали, что вам сойдет с рук то, что вы бросили перчатку в Райана Мэлоуна, когда он убегал один-на-один в 2008 году?

Скотт Хартнелл: [смеется] Я думал, что все уже забыли об этом. Я не знаю, о чем я тогда думал. Я знаю Райана. Он выбил у меня клюшку, когда убегал. Так что я был без клюшки. Я был очень зол на него за это. Так что это был шаг отчаяния. Я не думал о том, что будет после этого. Он получил право на буллит. Я смеюсь сейчас над этим, но в тот момент мне было совсем не весело.

KT: Вы смогли со временем в позитивном ключе обыграть это, появившись на следующей игре фарм-клуба в качестве ведущего на шоу "Scott Hartnell Glove & Mitten Toss" (Бросок перчатки Скоттом Хартнеллом), которое появилось после вашего броска в Мэлоуна. Тогда собрали около 700 пар перчаток и варежек. Впечатляет.

СХ: Я очень рад, что смог добиться чего-то положительного из всей этой ситуации и собрать некоторое количество теплых вещей для тех, кому не очень повезло в жизни. В большинстве команд есть шутники. Нужно уметь посмеяться над собой, развеселить других. Это хорошее качество, с моей точки зрения. У меня это получается, потому что то, что я делаю, немного странно. Вот такой я человек.

KT: Я думаю вы только начинаете заниматься благотворительностью. В 20102 году вы создали "#hartnelldown Foundation". Почему вы решили создать свой собственный благотворительный проект?

СХ: Был один болельщик в одном городе, где мы играли на выезде, и он держал плакат, на котором было написано "Hartnell Down" ("Хартнелл упал") и цифры. Там было написано 145. Я никак не мог понять, что это значит. Все раскатку думал об этом. Через пару недель мы снова были на выезде и я снова увидел этот плакат. На это раз там было написано "Hartnell Down 171". Я подумал: "ОК, я почти на 30 пунктов поднялся". Но опять я не мог понять, о чем это. Я попросил нашего массажиста подойти к нему и узнать, что это значит. Он вернулся и смеясь сказал следующее: "Этот парень смотрит все игры и считает, сколько раз ты упал". Я не мог в это поверить. Не думал, что я так часто падаю. Потом жена моего агента предложила мне выпустить майки и выручку от их продажи отдать на благотворительность. Мы продали 500 маек. Как только я написал в "Твиттере", что есть сайт по этому поводу, все и началось.

KT: Вы начали с 500 маек, сейчас вы продаете товара на 360 000 долларов. Вы думали, что эта идея создания благотворительного Фонда, который поддерживает молодых людей посредством физкультуры и спорта в США и Канаде, будет успешной?

СХ: Каждый раз, когда я думаю об этом, меня поражает поддержка проекта. Невероятная. Я не думал, что меня будет собственный благотворительный проект, что я буду заниматься таким делом. Я пытался заниматься благотворительностью раньше, но собственный Фонд – это потрясающе. Очень поддерживают его болельщикит "Филадельфии" во всем мире. Люди очень отзывчивы и им нравится поддерживать серьезные проекты.

KT: Недавно вы работали со своей сестрой Кайлой Хартнелл над детской книгой, где вы описываете свой путь в НХЛ. Как появилась эта идея?

СХ: Я рассказал об этом на нашем совете директоров. Мне показалось, что это неплохая идея написать книгу для детей, и рассказать там, как ты падаешь, и поднимаешься вновь. Такое случается в школе, когда ты получаешь плохую отметку. Надо больше заниматься. Я говорил с сестрой и она сказала, что это отличная мысль. Так что один сторонник у меня уже был. Я стал записывать и вспоминать. Она тоже. Так мы и создали это шедевр!

[Примечание: На данный момент продано более 2 600 книг, 400 подарены детским организациям по всей стране. Фонд "#hartnelldown" планирует с помощью продажи этой книги собирать деньги для детских хоккейных программ в США и Канаде]

KT: На сайте вашего фонда установлен счетчик ваших падений. Вы идете по графику на 300 падений в этом сезоне, что означает взнос в 15 000 долларов на благотворительность. Надо больше падать!

СХ: Иногда падать очень больно, не так, когда ты просто теряешь равновесие. Вчера я лицом влетел в штангу. Но так быстро накапливаются доллары за 82 игры!

KT: Команды выдвинула вас на Приз за лучший фонд НХЛ. Что это значит для вас?

СХ: На прошлой неделе я разговаривал с нашим владельцем мистером Снайдером. Он всегда заходит в раздевалку после игр. Он отвел меня в сторону. Я подумал, что у меня проблемы! Но он мне сказал, что меня выдвинули на этот приз. Я был в шоке. Мистер Снайдер так много делает для Филадельфии. Для меня очень много значит то, что он отметил меня. Я ему очень признателен и благодарен. Я очень горжусь, что люди до сих пор поддерживают фонд, интересуются им.

KT: Что значит для вас номинация на Приз Кинга Клэнси?

СХ: Огромная честь. Не думаю, что меня когда-нибудь номинируют на Приз Росса! Винни Лекавалье пару лет назад получил его. Для меня огромная честь стать частью истории, даже просто быть номинированным на приз.

KT: Продолжайте играть с Клодом Жиру и получите Приз Росса!

СХ: [смеется] Точно. Надо только забивать!

KT: Вы выросли в Альберте. Как это было?

СХ: Было очень интересно на днях посмотреть рубрику "Хоккейный день в Канаде" в программе "Hockey Night in Canada". Там показывали мой родной город. Он совсем маленький. Как и любой мальчишка в маленьком городке в Канаде, я играл в хоккей. Хотел попасть в НХЛ. Мы почти круглый год играли в хоккей. Я до сих пор общаюсь со своими друзьями, с кем я играл в детских командах в хоккей и бейсбол. Они иногда приходят на мои матчи. Приятно поддерживать связь с людьми из детства. Не все могут этим похвастаться. Я им свою жизнь доверю.

KT: Вы большую часть карьеры провели в Филадельфии. Что вам нравится здесь?

СХ: Атмосфера на арене и в городе. Это хоккейный город. Такое впечатление, что хоккей здесь в крови у каждого. Болельщик здесь любит, когда игроки много работают, вне зависимости от того, выигрываешь ты или проигрываешь. Это рабочий город и мне нравится играть здесь.

KT: Какие три места в Филадельфии вы порекомендуете нам посетить здесь?

СХ: Во-первых, лестница Рокки (лестница в Художественный музей Филадельфии). Во-вторых, Колокол Свободы. Это всегда интересно. В-третьих, места с дурной репутацией, где можно съесть по стейку - Geno's или Pat's. Обязательно надо самому попробовать кухню в обоих ресторанах и решить, где она лучше.

KT: Лучший ресторан в Филадельфии?

СХ: Полагаю, это "Spasso" [Итальянский гриль]. Отличный итальянский ресторан. 12 наших ребят там обязательно обедают перед домашними играми. Очень приятная кухня.

KT: Где вы проводите лето?

СХ: Только что построил дом в Келоуна (в канадской провинции Британская Колумбия). Несколько человек из команды и из лиги туда ездит регулярно. В прошлом году я впервые провел там все лето и это было мое лучшее лето.

KT: Я слышала, что вы любите читать. Что вы читаете сейчас?

СХ: Джона Гришэма "Sycamore Row" ("Улица Сикамор"). Осталось около 100 страниц. Читаю обычно на ночь. Я так расслабляюсь и лучше засыпаю. Мне нравится читать.

Back to top