В 2003 году началась история "Классики"

среда, 20.11.2013 / 07:21
Тэл Пинчевски  - штатный автор NHL.com

Полет фантазии некоторых любителей пива привел к появлению нового, чрезвычайно популярного проекта в НХЛ, который формирует образ лиги в последнее десятилетие.

Президент и руководитель "Эдмонтон Ойлерз" Патрик ЛаФорж стал одним авторов и организаторов первого матча лиги на открытом воздухе на арене "Commonwealth Stadium" 22 ноября, который получил название "2003 Heritage Classic" ("Зимняя Классика"). Идея пришла ему в голову в самолете, когда он возвращался в Эдмонтон. Ее корни уходят в маркетинговое исследование пивной компании "Molson".

Матч состоялся в жутко холодный день и в нем приняли участие игроки "Монреаль Канадиенс" и "Эдмонтон Ойлерз". Но сначала на лед вышли ветераны. Их встреча стала одной из самых заметных в истории хоккея, а может быть всего спорта.

Успех мероприятия привел к тому, что такие матчи стали проводиться в последующих сезонах. За основу была взята схема "Зимней Классики" 2003 года. В 2011 году "Классика" состоялась в Калгари, в 2014 – она пройдет в Ванкувере. Четыре матча на открытом воздухе, которые пройдут в трех разных местах в рамках "Stadium Series" в этом сезоне, также берут свое начало в том смелом начинании клуба "Ойлерз", который рискнул вернуть игру к ее истокам.

На следующей неделе этому событию исполнится 10 лет. Скоро состоится "2014 Bridgestone NHL Winter Classic" в городе Энн-Арбор (штат Мичиган). В связи с этим NHL.com вновь возвращается к тому волшебному событию в Эдмонтоне, которое навсегда изменило Национальную Хоккейную Лигу и хоккей вообще.

25 человек, которые участвовали в том проекте, расскажут о своих впечатлениях и воспоминаниях об игре, которая стала самой памятной в истории.

ИДЕЯ

Эта уникальная история началась с исследования рынка, которое проводила компания "Molson Breweries". Давайте послушаем ЛаФоржа, бывшего вице-президентом этой пивной империи. Именно он пытался проанализировать итоги опроса, который был проведен в начале 90-х. Накануне его назначили президентом и руководителем "Эдмонтона". Это исследование привело его к самой необычной логической цепочке в истории хоккея.

Патрик ЛаФорж, президент "Эдмонтон Ойлерз": У меня на руках были данные исследования потребителей пива, еще с того времени, когда я работал в "Molson". Там опрашивали людей 18-35 лет, которые любят пиво. Говорили об их фантазиях. Этот общий вопрос дал богатую пищу для размышлений. В одном из ответов говорилось о желании посмотреть, как игроки НХЛ сыграли бы в хоккей на замершем озере. Я это запомнил.

Грандиозная идея устроить матч на открытом воздухе с участием профессиональных игроков запомнилась ему. Окончательно идея оформилась во время поездки на Матч Звезд в Лос-Анжелесе в 2002 году. Первоначально ЛаФорж и Алан Уотт, еще один руководитель команды, хотели провести игру на озере Луис. Потом ЛаФорж узнал об другой игре на улице и его планы изменились.

ЛаФорж: Будь я проклят, если бы не мы узнали, и это стало новостью для меня, что команда Университета Мичигана собирается у себя дома играть первый матч на открытом воздухе. Это было впервые.

В 2004 году нам исполнялось 25 лет. Так что мы подумали, что у нас есть повод обратиться в НХЛ и попросить Матч Звезд. Но Миннесота уже получила его, и мы собирались встретиться с представителями команды, чтобы узнать, не согласятся ли они перенести свою игру на год, чтобы мы смогли отметить свое 25-летие.

Так сложилась общая концепция. ЛаФорж позвонил комиссионеру НХЛ Гари Бэттману и представил ему идею проведения в Эдмонтоне некоего хоккейного события на открытом воздухе. Первоначально речь шла о выставочной игре. Но через некоторое время ЛаФорж перезвонил и предложил поднять ставки.

ЛаФорж: Я позвонил Гари и сказал: "Мы хотим провести игру регулярного чемпионата, где разыгрывается 2 очка". Он ответил: "Вы шутите? Кто на это согласится?" У нас есть арена "Commonwealth Stadium" на 65 000, есть люди, которые готовы были обеспечить нам лед. Он сказал: "Позвони мне, когда вы найдете вторую команду".

Я думал о трех кандидатах - "Рейнжерс", "Калгари" и "Монреале". Первым делом я позвонил в Монреаль своему дальнему родственнику Пьеру Буавану. В то время он был моим коллегой в "Монреале". У меня мать Буаван. Мы родственники.

Буаван долго не думал и принял предложение дальнего родственника. Быстро определили дату. Пошли слухи о предстоящей игре. Идея захватила многих. Прежде всего Дэна Крэйга, который должен был обеспечить лед для того, чтобы фантазии ЛаФоржа стали реальностью.

Дэн Крэйг, старший директор НХЛ по эксплуатации сооружений/гуру льда: Я впервые узнал об этом в середине лета накануне события. Мы говорили об этом летом, так что тогда я не понимал, во что я ввязываюсь и заявил: "Да, это элементарно, холодно уже будет". Мы просто не знали, что будет очень холодно.

Шон Хоркофф, нападающий "Эдмонтона": Когда нам только рассказали об этом, мы отнеслись к этой идее скептически. Мы думали, что это нереально, мы не понимали, как они собираются это организовать. Но они отлично справились.

Майкл Райдер, нападающий "Монреаля": Я знал, что идея понравилась. Это было что-то новое. Мы все детьми играли на улице, так что было интересно провести матч НХЛ на открытом воздухе в Эдмонтоне.

Кирк Мюллер, ветеран "Монреаля": У "Эдмонтона" появилась отличная идея. Давайте повеселимся, сыграем на улице. Мы все сказали, что это здорово. Две команды с громкими именами будут там играть. Никто не думал, что это будет насколько успешно.

Джаррет Столл, нападающий "Ойлерз": Я сам из Саскачевана, это недалеко от Эдмонтона. У меня просили билетов 20-25. У каждого из нас был лимит в 6 билетов. Это же Эдмонтон. Это Канада. Это две великие команды. Билеты точно раскупят.

Джефф Бьюкебум, ветеран "Ойлерз": Я тогда работал помощником главного тренера в команде младшей лиги в Торонто. Конечно, об этой идее я знал больше, чем обычный человек с улицы. Но я как-то не думал, что я туда поеду, потому что у меня была работа. Но Кевин Лоу пригласил меня. Это было замечательно – там было много друзей, с которыми я когда-то играл.

Крэйг: Проблема была со временем. Мы все время были под огромным прессингом. Мы сделали каток, как обычно его делают в любом дворе – на песчаной подушке. Этой технологии уже 50 лет. Так мы делали в 2001 году, когда играли команды Мичигана и Университета Мичигана. Так что матч в Мичигане нам очень помог подготовить то мероприятие. Но мы не были готовы к тому, что с севера придет атмосферный фронт и принесет такие морозы в ноябре.

Самым сложным был не мороз, а снег. Мы два дня его убирали. Тяжелая работа. Мы вставали в 5:30 утра, пили кофе и шли на каток. Уходили оттуда в 9 вечера, ужинали, ложились спать и все повторялось.

День 22 ноября задумывался как праздник хоккея и для этого делалось все на арене "Commonwealth Stadium". Но северный атмосферный фронт, пришедший с прерий Альберты, чуть было все не испортил. Температура опустилось почти до недопустимой отметки. Утром в день игры на улице было -25 по Цельсию, а днем градусник показывал уже -30. А снег все равно падал. Более 57 тысяч человек бросили вызов погоде. Они пришли, чтобы посмотреть два матча. В первом играли легенды – самые известные игроки из каждого клуба, включая Уэйна Гретцки и Ги ЛеФлера. Никогда еще игра ветеранов не была столь ожидаема и так хорошо организована. Забудьте счет 2:0 в пользу хозяев. Матч оставил глубокий след.

Уэйн Гретцки, команда ветеранов "Ойлерз": Было замечательно. Это был один из лучших дней в моей карьере. Я не очень-то верю в игры ветеранов. Не думаю, что зрители хотят видеть, как мы медленно катаемся, насколько мы постарели. Они помнят, как мы играли в наши лучшие дни. Но тот день был одним из лучших в моей жизни.

Райан Смит, нападающий "Эдмонтон": Очень хороший матч получился перед нашей игрой. Кое-кто из нас пошел посмотреть на ветеранов. Это было особенное событие. Я поклонник Гретцки и мне было приятно снова увидеть его и Мессье на льду.

ЛаФорж: Когда ветераны вышли на лед, шум был оглушительным. Люди танцевали. Было так холодно, что в это сложно было поверить. Зрители были очень рады снова увидеть их на льду. В перерывах чистили лед, и игроки взяли лопаты. Так лед у нас чистили великие хоккеисты, настоящие чемпионы, многие из них Кубок Стэнли выигрывали по три-четыре раза. Это было феноменально.

Мюллер: Ги ЛеФлер чистил лед в перерыве точно так, как мы это делали в детстве. Это было невероятно.

Крис Найлан, ветеран команды "Монреаль": Мы грелись и я поехал на скамейку, чтобы присесть. Там стояли пушки для обогрева, как это делают в НФЛ. Потоки теплого воздуха отражались от бортов и грели нас. На льду было холодно, на лавке тепло. Я выпил стакан апельсинового сока, который я никогда не пью, и меня вырвало прямо на коньки Ги Карбонно. Тепло меня достало. Только я встретился со своим бывшим партнером и меня вывернуло на его коньки. Правда, он уже видел, как меня тошнило и раньше.

Хоркофф: Давайте скажем честно – сложно найти команды с такой историей, такими талантами. Это лучший выбор для такого события. Так что было очень приятно встретиться с этими ребятами.

Бьюкебум: Я всегда говорил, что эти ребята очень много значат в моей жизни, и благодаря им я стал самим собой. Ты их понимаешь. Такое впечатление, что время останавливается, когда ты говоришь с ними.

Брайан Скрудланд, ветеран "Монреаля": Для ветеранов это наверно был самый веселый день в жизни. Они в последний раз играли на улице, когда были детьми. Очень приятно поговорить с ними.

Чарли Хадди, ветеран "Ойлерз": Было интересно сыграть против "Монреаля", против ребят, который уже давно не видел. Атмосфера была потрясающей. Именно это мне больше всего понравилось – обстановка, количество людей на трибунах, как каток соорудили на поле для футбола. В конце концов, такое событие бывает раз в жизни.

Кэм Коннор, ветеран "Монреаля": Я играл с двумя величайшими хоккеистами – Ларри Робинсоном и Ги ЛеФлером. Я был очень рад снова увидеть их. В последний раз я их видел 15-20 лет назад.

Столл: Я помню, как одевался на разминку. Перед нами играли ветераны, и мы выглядывали из раздевалки, смотрели ТВ. Там такие люди были! Гретцки, Курри, Андерсон, Мессье.

Коннор: В каждой команде было от 22 до 25 человек и только у двух не было Кубка Стэнли. Одним был Расс Куртнолл, другим – Рон Чипперфилд.

Ларри Робинсон, ветеран "Монреаля": Мою жену хватило только на 10-15 минут, а потом она пошла в палатку, потому что было чертовски холодно. Но было очень приятно участвовать в этой событии.

Игра ветеранов удалась. Даже все еще играющий Марк Мессье не решился пропустить ее. В 2003 году он играл за "Рейнджерс". Тренером команды ветеранов "Эдмонтона" был Глен Сэйтер, генеральный менеджер команды Мессье в Нью-Йорке. Он поддержал желание Мессье сыграть в матче легенд и помог ему согласовать этот вопрос.

ЛаФорж: Никто не знал об этом. Но он получил добро от лиги. Все получилось. Марк сказал: "Я еду. Бумагами другие займется. Я буду играть".

Бьюкебум: Это было необычно. Никаких сомнений. Это хорошо характеризует организаторов и самого Марка. Он очень уважает город, людей. Он решил, что для него очень важно принять участие в игре.

Скрудланд: Поэтому меня сняли с игры. Я только завершил играть. Я собирался его поймать на поле, а меня тренером сделали. Так что делайте вывод о моей технике.

Коннор: Он был лучшим в обеих командах. С ногами у него все было в порядке, катание осталось прежним. Я не думаю, что он играл в полную силу. Но мог бы все делать на льду, если бы захотел. Но он не стал так поступать с нами.

Найлан: Он носился по полю, пользуясь возможностью. Отличный игрок. Они должны были выиграть. Игра была хорошей, мы старались.

ВОПРЕКИ ВСЕМУ

Матчи ветеранов и первых команд стали незабываемым зрелищем. Но большинство зрителей помнят еще и сильнейший мороз. Экстремальная температура заставила игроков и зрителей искать разные способы, чтобы согреться.

Бьюкебум: Игрокам на скамейке запасных было лучше, чем зрителям. У лавок стояли тепловые пушки. На трибунах такого не было. У меня в руках было спиртное, и оно замерзло. Вот так холодно было.

Эрик Брюэр, защитник "Ойлерз": Накануне было еще холоднее. Мы вышли на тренировку, и лед крошился, насколько было холодно. Мы еще не решили, что нам надеть, чтобы не замерзнуть. Мы вышли в первый день и сказали себе: "Это будет что-то!"

Жозе Теодор, голкипер "Монреаля": В день игры было так холодно, что мы даже пошли к руководству команды и сказали, что на улице слишком холодно. В раздевалке даже поговаривали о том, чтобы отменить матч. Но в итоге мы решили играть, потому что очень этого хотели.

Грэм Ринбенд, тренер по физподготовке "Монреаля": Мы все носились как сумасшедшие, пытаясь найти все нужное для такой игры. Всегда потом кажется, что ты плохо к ней подготовился. Но я считаю, что все было нормально. У нас были горячий суп, термосы, горячие напитки, обогреватели. Все что только можно было найти.

Пьер Жервэ, менеджер по экипировке "Монреаля": Я не знал о специальном белье для таких морозов. Так что мой коллега из команды "Green Bay Packers" Ред Бэттье порекомендовал мне определенные марки и сказал, что это белье очень теплое. Мне пришлось купить несколько комплектов, иногда даже три для некоторых игроков, потому что в перерывах они меняли промокшее белье на сухое. Бэттье также рекомендовал иметь несколько пар носок, чтобы и их менять в перерыве.

Смит: Мы надели бакалавы, которые закрывали уши. Были и специальные перчатки, чтобы пальцы не отморозить.

Хоркофф: Около лавок стояли термопушки, и там было так жарко, что мы не могли дождаться выхода на лед. А когда выходили, то хотели как можно быстрее вернуться обратно. Золотой середины не было.

Тай Конклин, голкипер "Ойлерс": Говорят, что на лавках было очень тепло. На льду было не так. Не помогало, что мы в основном владели инициативой в матче.

Теодор: Больше всего досталось вратарям. Полевые игроки уходили на лавки и там был настоящий пятизвездочный курорт. Там были пушки, горячие напитки, все что угодно. Я Тай и я оставались в воротах.

Ринбенд: У нас был куриный суп. У нас был горячий чай. Он пользовалось наибольшим спросом, чай с медом. Всем русским понравилось. Все его пили и потом попросили принести его и на скамейки. Нам идея понравилась. Мой помощник и я уловили мысль и у нас теплые напитки всегда были на скамейке. Мы рассчитали, что бутылка на воздухе остывала за пять минут. Так что у нас были тележки на колесах. Моя помощница готовила горячие напитки в раздевалке, складывали их в тележку, везла на скамейку, а я ей отдавал другую с уже остывшим чаем.

Райдер: Пушки стояли за лавками, и нам даже пришлось их выключить на время, потому что стало очень жарко.

Жервэ: Солнце было необычно высоко. Не помогали даже черные полоски под глазами. Особенно на раскатке. Но ничего не поделаешь. Мы же не могли играть в солнечных очках.

ЛаФорж: Хуже всего было зрителям. Они купили билеты, сидели на стадионе на жутком холоде. Большинство из них были там в течение всех 6 часов. Невероятно!

Столл: Было -22 по Цельсию. На следующий день было -2. Только представьте.

ДВА ОЧКА НА КОНУ

Стало понятно, что мероприятие удался еще до того, как начался сам матч. И, тем не менее, уровень хоккея был очень высоким - на кону были два очка. Как только игроки вышли на лед, они поняли, что это не обычный матч регулярного сезона. Гости выиграли со счетом 4:3, но даже это не испортило настроение Эдмонтону.

ЛаФорж: Игроки были достаточно серьезны, хотя и улыбались. Помню улыбку Райана Смита – я стоял за стеклом, и он рядом проехал. Эта улыбка мне запомнилась. Райан повидал многое, но, уверен, если его спросить, то он скажет, что та игра - одно из главных событий в его жизни.

Смит: Было здорово. Было очень холодно. Но потом я буду говорить, что для меня было честью участвовать в том матче.

Радек Дворак, нападающий "Ойлерз": Тем утром я вышел на лед и посмотрел наверх. Небо было безоблачным. Сложно было сосредоточиться. Я говорил себе, что надо собраться, вечером игра. Сложно это описать. Как только мы вышли из помещения на улицу, сразу почувствовали настроение. Зрители стали кричать. Чувствовалось, что это особенный день.

Клод Жульен, тренер "Монреаля": Мы специально говорили ребятам, чтобы они играл как обычно, потому что на льду было особенное настроение. Главным было сохранить настрой, не увлечься общим настроением праздника. Нужно было понять, что это игра чемпионата, в которой разыгрывалось два очка, которые очень пригодятся в конце года. Надо было радоваться этому событию, но не забыть, зачем мы вышли на лед.

Джейсон Чимера, нападающий "Ойлерз": Я выходил на лед не часто, на лавках было тепло. Мне было интересно, особенно, потому что я был в Эдмонтоне. Это событие, которое ты запомнишь на всю жизнь, и будешь помнить его, как будто это было вчера.

Брюэр: Было очень холодно. Ребята надели маски, но как только началась игра, мы все в игре. Это был матч НХЛ.

Алеш Хемски, нападающий "Ойлерз": На лавке было тепло, там были обогреватели. А на льду было холодно. Клюшки стали тяжелее.

Дворак: Во время игры думаешь только о хоккее. Но когда видишь всех людей собравшихся там, то начинаешь сомневаться, что все это происходит наяву. Сначала не чувствовалось, что это игра НХЛ. Казалось, вышел просто с друзьями шайбу погонять. Но во второй смене все стало на свои места.

ШАПКА

Одним из самых памятных моментов той игры стало появление Теодора после разминки в шерстяной шапочке клуба, натянутой прямо на вратарскую маску. Он отыграл весь матч, так и не сняв ее.

Конклин: Я не знал, что он так поступит. Творческий человек. Не знаю, как она не упала. Может он ее винтами прикрутил? Мне показалось однажды, что вот-вот ее собьют. Хотел бы знать, как ему это удалось. Может приклеил ее?

Теодор: Мы тренировались накануне, ветераны также катались. У них были шерстяные шапочки с помпонами винтажного плана. Мой брат увидел Ги ЛеФлера в ней. Он мне сказал, что будет классно, если ты наденешь ее на маску. Я запомнил. Поговорил с Жервэ и его помощником Бобби Булэнгером. Бобби там скотч прикрепил, чтобы она держалась. Я сначала решил на раскатку в ней выйти, а на игру снять ее. После раскатки ребята сказали, что она классно выглядит, и что мне надо оставить ее.

Жервэs: Он подъехал к лавке и сказал, что хотел бы кое-что надеть на голову, потому что ему холодно. Тогда мой помощник Бобби Булэнгер взял двусторонний скотч и прикрепил его в маске.

Конклин: По-моему, Райан Миллер повторил это в Баффало. Но Теодор был первым.

ПАМЯТЬ

Этот день в Эдмонтоне позволил многим вспомнить прошлое. Но и так всем участникам этого события будет, что помнить.

Хоркофф: Самой памятной стала раскатка за день или два, когда мы надели наши шлемы. Просто надели коньки и пошли просто покататься. Не помню, сколько там было зрителей, но было классно. Если забыть о стадионе, все было как в детстве.

Коннор: Мой сын был совсем маленьким, когда я играл в хоккей. Он впервые увидел, как его отец играл в качестве профессионала. Мне было очень важно, что он меня увидел. Даже несмотря на то, что мы уже не те, что были.

Найлан: Мой школьный учитель Билли Хэнсон пришел на игру. Он всегда был очень правильным человеком, но тут я по-другому его увидел. Мы были на раскатке, а он стоял за стеклом и пил пиво. Он сумасшедший. Он пил холодное пиво при минус 40!

Теодор: Когда я играл, я вспоминал, как ребенком ходил в парк, играл там со старшими ребятами в воротах и мерз там.

НАСЛЕДИЕ

Через пять лет после этого памятного дня в Эдмонтоне очередная "Зимняя Классика" состоялась в Баффало. После этого матчи на открытом воздухе стали ежегодными. "Калгари" в 2011 году играл против "Монреаля". "Ванкувер" будет играть против "Оттавы" в 2014 году. Этот матч будет одной из 6 игр на отрытом воздухе в этом сезоне. Конклин сыграл еще в двух матчах на улице – в 2008 году в Баффало в составе "Питтсбурга" и в 2009 году в "Чикаго", уже будучи игроком "Детройта".

Конклин: На меня самое сильное впечатление произвел масштаб события. Я говорю абсолютно серьезно. Мне повезло, я участвовал в нескольких таких играх. Просто совпадение, что это были первые три игры. К этому нельзя подготовиться.

Смит: Большая честь, участвовать в первой такой игре, с которой все началось. Я не думал, что их будет так много.

Чимера: В тот день даже те, кто не следит за хоккеем, смотрели игру. Это был знаковый день для нашего вида спорта. После того матча стало возможным проводить все остальные такие игры. Мы смогли поднять популярность хоккея.

Майк Рибейро, нападающий "Канадиенс": Удивительно, прошло уже 10 лет. Не знаю, планировалось ли это, как одноразовое событие, но просто удивительно, что количество таких игр в последние годы так выросло. Нам потребовалось время, чтобы понять, что та игра многого стоила, и надо этим воспользоваться.

Хемски: Значимость игры превысила наши ожидания. Такие матчи радуют болельщиков, игроков. Они могут играть на разных стадионах. Это хорошо для лиги.

ЛаФорж: У меня было много причин для того, чтобы рассчитывать на успех. Только погода могла помешать. Все было очень эмоционально. Эту игру очень любят в Эдмонтоне, в Канаде, и очень правильно, что игроки НХЛ вернули ее к тому, с чего она начиналась.

Крэйг: Я понял, что это будет ежегодным событием, когда состоялся матч в Баффало. Я понял это, когда исполнялся гимн в Баффало. Там было 72 тысячи человек.

Back to top