Халл: Шэнахэн должен быть в Зале Славы

пятница, 08.11.2013 / 19:29
Бретт Халл  - корреспондент NHL.com

Бретт Халл играл вместе с Бренданом Шэнахэном в "Сент-Луисе" и "Детройте", выиграл вместе с ним Кубок Стэнли в 2002 году. Халл был включен в Зал Славы в 2009.

Брендану Шэнахэну было 22 года, когда он попал в "Сент-Луис" и он сразу же заявил о себе, как о хоккеисте, который может забрасывать по 25-30 шайб за сезон. Мы знали, что он способен на большее. Да и он сам это знал. Ему нужно было только помочь.

В итоге он два раза достигал отметки в 50 шайб за сезон. То, что ради этого он был готов слушать, учиться у других великих игроков, помогло ему войти в Зал Славы.

Но его не было бы там, если бы не его талант. Он мог делать все.

Он мог драться, и горе тому, кто решался сбросить перчатки, соперничая с ним. Он мог играть в меньшинстве, забивать в большинстве. Он был снайпером и мог разыгрывать шайбу. Помимо этого он был прирожденным лидером.

Я по-прежнему удивляюсь, почему его не включили в Зал Славы в прошлом году? Почему за него не проголосовали тогда, когда он только получил право претендовать на это место?

Он забросил больше 600 шайб, набрал больше 1300 очков, сыграл больше 1500 матчей. Он выиграл 3 Кубка Стэнли, олимпийское золото. В это трудно поверить. Но хотя бы сейчас это произошло.

Меня спрашивают, мог ли я предположить, что он будет в Зале Славы, когда он только появился в "Сент-Луисе" в 91 году. Не буду врать. Я не могу так утверждать. В тот момент, я думал о своей карьере, пытаясь понять, что делать мне. Не уверен, что тогда я понимал, что нужно для того, чтобы войти в Зал Славы. Но я понимал, что для его габаритов у него был настоящий талант.

А для того, чтобы забить 600 шайб, нужно уметь делать это по-разному.

У Брендана очень хороший кистевой бросок, но он может забивать и с пятачка, подправляя шайбу, или в одно касание. Он был очень опасен в атаке, но главным было то, что он мог забивать разные шайбы и мог подраться, когда надо было.

Он дрался с любым тафгаеем, который попадался ему на пути. Он самостоятельно мог разобраться с любым провокатором, которых все хотят "расколоть".

Те, кого называют "бойцами" не бьются с такими провокаторами, потому что считают это ниже своего достоинства. К тому же, если честно, им непросто их поймать и вызвать на бой. Брендану было все равно. Он бросался на них, как на бойцов. Это помогало ему контролировать игру. И он ее контролировал, потому что все его уважали.

В 2001 году мы оказались в "Детройте", спустя 6 лет после того, как его обменяли из "Сент-Луиса". Он был уже другим. У него была семья, дети. Но он остался таким же хоккеистом. Конечно, его стали еще больше уважать, так что часто драться ему уже не приходилось. Да и игра изменилась – те, кто забрасывал по 50-60 шайб, стали забрасывать по 30-40.

Но на игру Брендана это не повлияло.

Тренер "Детройта" Скотти Боуман использовал Шэнахэна при игре в меньшинстве и большинстве. Он выпускал его на площадку, когда соперник менял вратаря на шестого полевого игрока.

Брендан был великим хоккеистом, которого уважали и которого любили. Он со всеми мог найти общий язык, и то, как он играл, заставляло других уважать его.

Поэтому я совсем не удивился, когда он стал одним из тех, кто стал работать над изменением игры во время локаута 2004/5 годов. За это перед ним надо просто снять шляпу.

Я не согласен с некоторыми изменениями, к которым он приложил руку, но угодить всем невозможно. Всегда будут недовольные. Но то, что Брендан попытался извлечь пользу из плохой ситуации, только лишний раз подчеркивает, какой он человек и игрок.

Ему нужна была помощь в начале, но через несколько лет он сам уже могу помогать другим.

Его место в Зале Славы.

Back to top