Мы внесли изменения в Условия предоставления услуг и Политику конфиденциальности. Если вы продолжаете пользоваться онлайновыми услугами НХЛ, это означает, что вы соглашаетесь с изменениями в этих документах и с урегулированием споров при помощи арбитражного разбирательства.

"Дайте нам ваших сыновей"

вторник, 02.07.2013 / 00:12
Слава Маламуд  - корреспондент NHL.com/ru

ВАШИНГТОН – Драфт-2013 не породил мега-сенсаций. Падение Сета Джонса с предполагаемого второго места на четвертой к таким уж точно не отнесешь. Тут все ясно: "Флорида" и "Тампа" сочли, что им нужнее забивные форварды. Падение Валерия Ничушкина на 10-е место тоже вполне объяснимо: вмешался пресловутый "русский фактор" вкупе с предпочтением, которое нынешние генеральные менеджеры отдают центральным нападающим перед крайними.

Поэтому громче всего в драфте грянул не чей-либо выбор или отсутствие такового, а обмен между "Нью-Джерси" и "Ванкувером" – девятое места в первом раунде на вратаря Кори Шнайдера. Вот это действительно всех застало врасплох, включая самого Шнайдера, который вполне рассчитывал стать основным голкипером "Кэнаков". Его бывший партнер по команде Роберто Луонго, с другой стороны, был на сто процентов уверен в том, что сменит клуб.

Ударил обмен и по великому Мартину Бродеру, которому тепреь придется делить место в основе со Шнайдером – одним из кандидатов на место первого номера в олимпийской сборной Канады. А ведь 41-летний Бродер только-только получил прекрасную новость: он выиграл у Сергея Бобровского право быть лицом симулятора NHL 14. С таких вот вершин – и в холодную пучину реальности. Получается, что "Дьяволы" сами решили, что этот сезон будет для легенды последним…

Такой моральный ущерб нельзя было не компенсировать, что "Дьяволы" и сделали в седьмом раунде, выбрав вратаря школьной команды "Шэттак-Сент-Мэри" Энтони Бродера. Разумеется, сына великого Марти. При этом право объявить о выборе предоставили гордому папе.

Впрочем, Энтони был лишь последним из целой плеяды сыновей, внуков и прочих родственников, взятых в Драфте-2013. А эта семейственность – лишь одним из курьезов прошедшего воскресенья.

* * *

НХЛ как ни одна другая лига благосклонна к семейственности. Как-то так получается, что у сыновей и родственников бывших хоккеистов есть заведомое преимущество перед их сверстниками-"простолюдинами". В одном только первом раунде таких вот "сыновей" ушло шестеро!

Александр Барков, взятый "Флоридой" под номером два – сын бывшего игрока сборной России с таким же именем. Барков-старший, поигравший в "Сибири" и "Спартаке", завершал карьеру в Финляндии, где у него и родился сын – Александр Александрович. У сына, воспитанника "Таппары", - двойное гражданство, но играет он все-таки за молодежную сборную Суоми, да и по-русски говорит хоть и чисто, но с ощутимым акцентом.

А вот Андре Бураковский, ушедший в "Вашингтон", к России имеет менее прямое отношение – его предки по отцовской линии были русскими евреями, эмигрировавшими в Швецию. Что касается отца Роберта Бураковского, то он почти всю свою карьеру провел в Европе, но сумел-таки отметиться 23 матчами в НХЛ в сезоне 1993-94. Вряд ли у него остались от этого приятные впечатления. Роберт играл за "Оттаву" в ее дебютном сезоне, когда "Сенаторы" были одной из худших команд в истории лиги.

Еще один швед - Элиас Линдхольм, приглянувшийся "Каролине", - сын Микаэля Линдхольма, проведшего 18 матчей в составе "Рейнджерс". Куда более красочная семейная история у Макса Доми, выбранного "Финиксом": он сын великого и ужасного драчуна Тая Доми – легенды "Торонто", набравшего более 3500 минут штрафа за карьеру. Впрочем, Макс по стопам папы не пошел. Он талантливый "технарь" и распасовщик, да и внешне к своему счастью куда больше похож на маму.

Хорошего сына породил и другой драчун 1990-х – Уоррен Райкел, в свое время помахавший кулаками в свитерах "Лос-Анджелеса", "Колорадо" и "Анахайма". Его отпрыск Керби был звездой юниорской команды "Уиндзор Спитфайрз" (папа, кстати, один из ее владельцев), а теперь сыграет за "Коламбус", который взял его под общим 19-м номером.

Вслед за ним ушел в драфте Энтони Мэнта, полюбившийся "Детройту". Его дедушка Андре Проново – четырехкратный обладатель Кубка Стэнли в составе "Детройта" и "Монреаля", причем дед Андре выиграл свои титулы в четырех сезонах подряд!

В третьем раунде "Рейнджерс" взял Адама Тамбеллини, чей отец Стив провел полтысячи матчей в НХЛ, а до недавнего времени был генменеджером "Эдмонтона". Чуть раньше "Детройт" выбрал Тайлера Бертуцци, племянника другого своего игрока - грозного Тодда. А вратарь Эрик Комри, ушедший в третьем раунде в "Виннипег" – младший единокровный брат изветсного форварда Майка Комри.

Кстати, растет в НХЛ и династия Суббанов. Защитник "Монреаля" Пи-Кей, выигравший "Приз Норриса" в этом сезоне, - пока единственный ее представитель в основных составах лиги. Но его младший брат - вратарь Малкольм - был выбран "Бостоном" в прошлом году, а в этом "Ванкуверу" достался защитник Джордан.

* * *

"Отдайте нам ваших сыновей" вполне может быть девизом "Финикса". Уже третий раз подряд "Койоты" выбирают в первом раунде отпрыска бывшего хоккеиста. В прошлом году они положили глаз на защитника Хенрика Самуэльссона (его отец Ульф провел длинную и успешную карьеру в НХЛ), а в 2011 – на его коллегу Коннора Мерфи (папа Горд много поиграл в составе "Филадельфии" и "Флориды"). Кстати, оба сына – американцы, в то время, как папы – швед и канадец.

* * *

В драфте НХЛ берут не только хоккейных родственников. Зачастую попадаются и родственники нехоккейные. Так, например, Сет Джонс – сын бывшего игрока НБА Попая Джонса. Отец Дарнелла Нерса играл в Канадской футбольной лиги, а дядя – никто иной, как Донован Макнэбб, бывший в свое время звездой НФЛ и игравший в Супербоуле. В канадском футболе отметился и отец Зака Настасюка, выбранного все тем же "Детройтом" во втором раунде.

Джастин Бэйли, которого взял "Баффало Сэйбрз" – незаконнорожденный сын бывшей звезды клуба НФЛ "Баффало Биллз" Карлтона Бэйли. В годы вешние тачдаун, занесенный Бэйли-старшим в полуфинальном матче чемпионата, вывел "Биллз" в Супербоул. Впрочем, отец с сыном отношений не поддерживает и на драфте не присутствовал.

* * *

Если у "Финикса" слабость к сыновьям известных хоккеистов, то у "Вашингтона" пристрастия скорее географические. А именно – "Столичные" обожают шведов и русских. Из последних 11 игроков, взятых "Вашингтоном" в первом раунде – шестеро из Швеции и два из России. Как здорово, что в этом году генменеджер Джордж Макфи сумел совместить обе своих страсти в Андре Бураковском – шведе русского происхождения!

* * *

А вот нынешний босс "Флориды" Дэйв Тэллон – наоборот, совсем не любит европейецев и никогда раньше не брал их в первом раунде. Но на этот раз пройти мимо русского финна Александра Баркова не смог.

* * *

У "Айлендерс" странности иного рода: островитяне питают слабость к одному конкретному амплуа. В прошлом году все семеро игроков, выбранных сине-оранжевыми, были защитниками. И на этот раз "Айлендерс" остановиться не смог, взяв в первом раунде Райана Пулока. Кто-то из них просто обязан заиграть и зацементировать оборону "Островитян", правда ведь?

Или, как минимум, родить достойного сына.

Back to top